Четвертый акт комедии «Ревизор» «апофеоз» Хлестакова и разоблачение градоправителей - сочинение

Центральная сцена этого акта — сцена «взлета» Хлестакова, сцена рождения «большого» человека. Сокровенные думы, мечтания Хлестакова и градоправителей Гоголь великолепно изображает, используя прием неожиданного «возвышения» героя и столь же быстрого его «снижения», падения. Если вершину третьего акта составляет сцена вранья, то кульминацией четвертого действия является сцепа приема Хлестаковым посетителей.

Хлестаков достигает здесь своего «апофеоза». Параллельно с этим «возвышением» происходит стремительное «снижение» городничего, чиновников, их развенчание. Четвертый акт — это не только «апофеоз» Хлестакова, но и разоблачение градоправителей. Однако здесь же, в конце четвертого акта, писатель дает новый замечательный поворот сюжета — «катастрофа» городничего сменяется его мнимой победой. Аналогично тому, как в четвертом акте городничий почти не присутствует па сцепе, оставаясь в центре действия, в пятом акте отсутствует Хлестаков, являясь в то же время одной из основных действующих фигур.

И так же как «возвышение» Хлестакова раскрывает очень важные стороны его характера, так и «победа» городничего дает новое освещение его облика. Именно в моменты «подъема» Сквозник-Дмухановский встает во весь свой рост. И если «победа» городничего была прежде всего его личной победой, то окончательное поражение его представляет собой одновременно и поражение всей корпорации чиновников. В письме Хлестакова чиновники поименованы один за другим, каждый из них получает свою нелестную характеристику.

Единство корпорации тонко подчеркнуто в словах Аммоса Федоровича: «Как же это, господа? Как это, в самом деле, мы так оплошали? » В этом смысле очень знаменательна параллель между первым действием комедии, в котором корпорация готовилась к «боям», и ее последним актом, параллель, оттеняющая основной конфликт, на котором построено ведение. В сцене чтения письма Хлестакова катастрофа, которую претерпели чиновники, очерчена до конца. Суд над ними совершен. Подлинная развязка комедии заключена в монологе городничего, в его гневных высказываниях по своему адресу, по адресу щелкоперов, бумагомарателей, в его саркастических словах: «Чему смеетесь? над собою смеетесь!..

» Не ограничиваясь этой реальной развязкой, Гоголь завершает комедию появлением жандарма, создавая дополнительную внешнюю развязку. Сам по себе эпизод с жандармом не составляет органической части «Ревизора», он не диктуется внутренним развитием действия; здесь отразилась вера писателя в торжество справедливого закона. Внешняя развязка комедии не определяет реальной логики развития характеров, выражающих глубокую жизненную правду. Воплощая образы героев в их жизненных противоречиях и столкновениях, Гоголь с исключительной тщательностью шлифовал диалоги действующих лиц. Добиваясь максимальной выразительности речи героев, он настойчиво устранял из диалогов длинноты, элементы резонерства, книжности. Жизненная полнота и «определенность» характеров комедии находят свое замечательное воплощение в речевой манере действующих лиц. Развивая те принципы речевой характеристики героев, которые ярко проявились в некоторых повестях «Вечеров на хуторе близ Диканьки», в повестях «Миргорода» и «Арабесок», в ранних драматургических опытах, Гоголь в «Ревизоре» поднялся на новую, более высокую ступень художественного мастерства.

Административная «умудренность» Сквозник-Дмухановского проявляется в насыщенности его речи афористическими «формулами» и сентенциями на разные случаи жизни, «обобщающими» умозаключениями, подсказанными «здравым смыслом». «Оно чем больше ломки, тем больше означает деятельности градоправителя»; «да и странно говорить: нет человека, который бы за собою не имел каких-нибудь грехов. Это уже так самим богом устроено, и волтерианцы напрасно против этого говорят»; «не по чипу берешь»; «таков уже неизъяснимый закон судеб: умный человек или пьяница, или рожу такую состроит, что хоть святых выноси»; «оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать? от этого убыток казне». Речи городничего в немалой степени присуща та казенно-чиновная «многозначительность», которая неотделима от наставительно-начальственного тона, свойственного градоправителю. «Конечно, если он ученику сделает такую рожу, то оно еще ничего: может быть, оно там и нужно так, об этом я не могу судить; но вы посудите сами, если он сделает это посетителю — это может быть очень худо: господин ревизор или другой кто может принять это на свой счет. В суждениях Сквозняк-Дмухановского по поводу ожидаемого приезда ревизора очень выразительно выступает просторечие.

«Батюшки, сватушки, выносите, святые угодники! В эти две недели высечена унтер-офицерская жена! Арестантам не выдавали провизии! На улицах кабак, нечистота!

» Эти откровенные высказывания городничего по мере приближения встречи с «ревизором» на ходу обрастают казенно-«гражданственной» фразеологией. «Молодою скорее пронюхаешь. Беда, если старый черт, а молодой весь наверху. Вы, господа, приготовляйтесь по своей части, а я отправлюсь сам, или вот хоть с Петром Ивановичем, приватно, для прогулки, наведаться, не терпят ли приезжающие неприятностей». Не менее характерно в этом отношении и следующее высказывание Сквозник-Дмухановского.

«Городничий (в сторону). Славно завязал узелок! Врет-врет — и нигде не оборвется! А ведь какой невзрачный, низенький.

Кажется, ногтем бы придавил его. Ну, да постой, ты у меня проговоришься. Я тебя уж заставлю побольше рассказать. (Вслух.) Справедливо изволили заметить: что можно сделать в глуши? Ведь вот хоть бы здесь: ночь не спишь, стараешься для отечества, не жалеешь ничего, а награда, неизвестно еще, когда будет». И тут лексика, структура речи «про себя» весьма существенно отличаются от лексики и структуры при обращении к мнимому ревизору.

Если речь городничего отличается «весомостью», «приземленпостыо», то манера объяснений Анны Андреевны характеризуется тяготением к «изысканности». Лелея надежды на переезд в Петербург, Анна Андреевна заявляет мужу: «Только я, право, боюсь за тебя, ты иногда вымолвишь такое словцо, какого в хорошем обществе никогда не услышишь».







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Ревизор > Четвертый акт комедии «Ревизор» «апофеоз» Хлестакова и разоблачение градоправителей