Сочинения > Собачье сердце > Шариков и «шариковщина» (сочинение)
Шариков и «шариковщина» (сочинение) - сочинение


Шариков и «шариковщина»
Шариков и «шариковщина» (Второй вариант)
Шариков и «шариковщина» (по повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»)



«…весь ужас в том, что у него

уж не собачье, а именно человеческое

сердце. И самое паршивое из всех,

которые существуют в природе».

М. Булгаков

Когда в 1925 г. была опубликована повесть «Роковые яйца», один из крити­ков сказал: «Булгаков хочет стать сатириком нашей эпохи». Теперь, на пороге нового тысячелетия, мы можем сказать — он им стал, хотя и не собирался. Ведь по природе своего дарования он лирик. А сатириком его сделала эпоха. М. Булга­кову отвратительны были бюрократические формы управления страной, он не выносил насилия ни над ним самим, ни над другими людьми. Писатель видел главную беду своей «отсталой страны» в бескультурье и невежестве. И он бросил­ся в бой на защиту того «разумного, доброго, вечного», что сеяли умы русской интеллигенции. И орудием борьбы Булгаков избрал сатиру. В 1925 г. писатель закончил повесть «Собачье сердце». Содержание повести — невероятная фанта­стическая история превращения собаки в человека — представляла собой остро­умную и злую сатиру на социальную действительность 20-х годов.

Основой сюжета послужила фантастическая операция гениального ученого Преображенского со всеми неожиданно трагическими для него последствиями. Пересадив собаке в научных целях семенные железы и гипофиз мозга, профессор получил homo sapiens, которого чуть позже назвали Полиграфом Полиграфовичем Шариковым. «Очеловеченный» бродячий пес Шарик, вечно голодный, всеми, кому не лень, обижаемый, оживил в себе того человека, мозг которого послужил донорским материалом для операции. Им был пьяница и хулиган Клим Чугункин, случайно погибший в пьяной драке. От него Шариков унаследовал и сознание своего «пролетарского» происхождения со всеми соответствующими со­циальными нравами, и ту бездуховность, которая была свойственна обыватель­ской малокультурной среде чугункиных.



     
     




Но профессор не отчаивается, он намерен сделать из своего подопечного че­ловека высокой культуры и нравственности. Он надеется, что лаской и собствен­ным примером сможет повлиять на Шарикова. Но не тут-то было. Полиграф Полиграфович отчаянно сопротивляется: «Всё у вас, как на параде… Салфетку —туда, галстук — сюда, да «извините», да «пожалуйста», а так чтобы по-настоящему, это нет».

С каждым днём Шариков становится всё опаснее. Тем более, что у него появ­ляется покровитель в лице председателя домкома Швондера. Этот борец за соци­альную справедливость и Энгельса почитывает, и статейки в газету пописывает. Швондер взял шефство над Шариковым и воспитывает его, парализуя профессорские усилия. Ничему полезному этот горе-воспитатель своего подопечного не на­учил, зато сумел вдолбить очень заманчивую мысль: кто был ничем, тот станет псом. Для Шарикова — это программа к действию. В очень короткий срок он получил документы, а через неделю-другую стал совслужащим и не рядовым, а заведующим подотделом очистки города Москвы от бродячих животных. Меж­ду тем натура у него, что и была — собачье-уголовная. Нужно видеть и слышать, и какими эмоциями он рассказывает о своей деятельности на этом «поприще»: «Вчера котов душили-душили». Впрочем Полиграф Полиграфович одними кота­ми не довольствуется. Своей секретарше, которая по объективным причинам не может ответить на его домогательства, злобно угрожает: «Попомнишь ты у меня. Завтра я тебе устрою сокращение штатов».

В повести, к счастью, история двух превращений Шарика имеет счастливый конец: вернув собаку в исходное состояние, профессор, посвежевший и, как ни­когда, весёлый, занимается своим делом, а «милейший пёс» — своим: лежит на коврике и предаётся сладостным размышлениям. Но в жизни, к нашему большо­му сожалению, Шариковы продолжали размножаться и «душить-душить», но уже не кошек, а людей.

Заслуга М. Булгакова состоит в том, что ему удалось с помощью смеха раскрыть глубокую и серьёзную идею повести: угрожающая опасность «шариковщины» и её потенциальные перспективы. Ведь Шариков и его соратники опасны для общества. Идеология и социальные претензии класса-«гегемона» заключают в себе угрозу беззакония и насилия. Безусловно, повесть М. Булгакова — не только сатира на «шариковщину» как агрессивное невежество, но и предупреждение о вероятных её последствиях в общественной жизни. К сожалению, Булгакова не услышали или не захотели услышать. Шариковы плодились, размножались, при­нимали активное участие в общественной и политической жизни страны.

Примеры этого мы находим в событиях 30—50-х годов, когда безвинных и безответных людей травили, как когда-то Шариков по роду службы отлавливал бродячих котов и собак. Советские Шариковы демонстрировали собачью верность, проявляя злость и подозрительность к тем, кто был духом и разумом высок. Они, как и Шариков Булгакова, гордились своим низким происхождением, низким образованием, даже невежеством, защищаясь связями, подлостью, хамством и при всяком удобном случае втаптывая в грязь людей, достойных уважения. Эти проявления шариковщины очень живучи.

Сейчас мы пожинаем плоды этой деятельности. И никто не может сказать, сколько это будет продолжаться. К тому же, «шариковщина» и сейчас как явле­ние не исчезла, может быть, только поменяла своё лицо.

Похожие сочинения


Шариков и «шариковщина»
Шариков и «шариковщина» (Второй вариант)
Шариков и «шариковщина» (по повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»)

ТОП 3 популярных


  1. Сочинение на тему интересная встреча
  2. Богомолов Иван сочинение
  3. Когда моя мама училась в школе?

Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее