Дед видел пленного японского - сочинение

Дед видел пленного японского принца Историю прислала Диана Мастепанова Мой дед, гвардии майор Дмитриев Иван Владимирович, 1902 г. р., уроженец с. Пришня Тульской губернии, комиссар" 392го" зенитноартиллерийского полка 6й гвардейской танковой армии, 9 мая 1945 г. встретил в" Праге. Утром 8 мая стало известно, что Германия капитулировала, однако войска немецкого генерала Шернера, не признав капитуляции, еще продолжали вести бои. Они всеми силами пытались пробиться на запад, к американцам. Более чем 800тысячная армия Шернера была брошена" на разгром восставшей Праги.

Жители Чехословакии как долгожданных, родных людей встречали наших солдат. Именно с той войны дед, не владевший иностранными языками, привез чешское «Наздар!». Ранним утром, на рассвете 9го мая, 5й гвардейский мехкорпус, в составе которого воевал дед, вышел на западную окраину Праги. Были разгромлены части танковой дивизии «Рейх», моторизованной дивизии «Викинг», 20й полицейский полк, два охранных батальона и другие части противника, которые подавляли восстание. А перед этим в составе 6й гвардейской танковой армии, 5го гвардейского мехкорпуса гвардии майор Иван Дмитриев прошел через Румынию, Венгрию, Австрию, Сталинград. В Венгрии под г. Веспрем получил осколочное ранение обеих ног.

Несколько осколков так и остались в теле, после войны дед" некоторое время ходил с палочкой. Но 9го мая" для него война еще" не закончилась." Летом 1945 года 6я гвардейская танковая армия была передислоцирована в Монгольскую народную республику, включена в Забайкальский фронт и участвовала в Хингано Мукденской операции по освобождению оккупированных территорий Китая от японских милитаристов.

Через Хинганский перевал и пустыню Гоби, через Маньчжурию… По словам деда, основное, что бросалось в глаза – нищета оккупированных районов Китая. Полуголые люди, замотанные в драные лохмотья, спали зачастую прямо на земле, вповалку.

Еще дед видел в Маньчжурии пленного японского принца. Привез с войны настоящее японское кимоно, которое ему там подарили «для супруги». Кимоно и сейчас хранится у нас дома, оно бледноабрикосовое на яркокрасной подкладке, вышитое цветами. Война для" деда закончилась только в ПортАртуре. И потом лишь в октябре 1945 г.

началась длинная дорога домой " снова" через славное море Байкал, через Сибирь, через всю Россию" –" в Москву. В октябре же дед был награжден третьим орденом Отечественной войны первой степени, но награду получил лишь значительно позже, уже в мирное время – «изза отсутствия знаков» орден не смогли вручить сразу. Три ордена Отечественной войны первой степени, один – второй степени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта», «За взятие Праги», «За победу над Германией», «За победу над Японией» составили «иконостас» на груди гвардии майора запаса.

А до Великой Отечественной войны дед воевал с басмачами в Туркестане" в составе Красной Армии. Видел живого Троцкого, Калинина. Рассказывал, как" в Туркестане пекли в песке черепашьи яйца. До пенсии дед отслужил в войсках МВД, получив медаль «За 20 лет безупречной службы»; выйдя на пенсию, работал общественным корреспондентом газеты «Советская Россия», не раз получал благодарности редакции; разбил две клумбы и организовал посадку деревьев и кустов сирени во дворе дома №67 по ул. Б.Ордынка, где он проживал до самой смерти.

" Сам ходил с лейкой, лопатой, покупал на свои деньги семена, сажал, выращивал. А после его смерти не стало ни клумб, ни сирени – некому стало этим заниматься. Сейчас этот двор аккуратно посыпан битой щебенкой – в доме живут «новые русские», а старая многолетняя липа в центре двора срублена – комуто помешала. Персональный пенсионер республиканского значения, гв.

майор запаса Дмитриев Иван Владимирович умер в 1988 г. , в коммунальной квартире. Всю жизнь дед отличался большой личной скромностью – не просил для себя ни благ, ни квартиры, ни машины. Трудно сказать, хорошо это или плохо, но это было так. Бабушка, Гринько (Дмитриева) Любовь Тарасовна, родилась в Белоруссии, деревня Старая Мильча под Гомелем.

На момент начала войны ей было 15 лет. Практически случайно родственники взяли ее с собой в ведомственный эшелон, в котором эвакуировались" семьи работников Гомельской железной дороги –" смогли взять только одного человека. Прабабушка, Ирина Осиповна, из двух несовершеннолетних дочерей, бывших у нее на руках, рискнула отправить далеко от себя, в Уфу, старшую – Любу.

Младшую, Раису, которой не было и десяти, предпочла оставить с собой – что бы ни было, все же при матери. По бабушкиным словам, про пережитую оккупацию" мать говорила – «страшно было». Маленькую Раису прятали в овине, чтобы не угнали в Германию. В Уфе Любу с несколькими другими эвакуированными разместили в бане – другого жилья не было. Работала она на заводе, в цеху, где делали снаряды. Чаще всего, вспоминая эти времена, бабушка говорила – «да я все там плакала, все плакала». Старший брат Любы," Гринько Иван Тарасович, пропал без вести в 1942 г.

Ни один из запросов о его судьбе, сделанных после войны, не дал никаких результатов. Единственное, что о нем известно – воевал еще в финскую, был минером.

Веселый был парень, отлично играл на гитаре, пел особенно любил «Мурку». Младших сестер любил и постоянно баловал – то сладкое купит, то обновку. 14830







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения на свободную тему > Дед видел пленного японского