Старейший русский список «Девгениева деяния» - сочинение

Значительно распространены были на Руси и популярные в средневековой Европе сказания о Трое, наиболее ранним образцом которых является текст, вошедший в пятую книгу Хроники Малалы и озаглавленный «О Троянских временах». В XV в. это сказание под заглавием «Притча о кралех» становится известным У нас в составе переводной византийской Хроники Манассии, и тогДа же оно в соединении с Хроникой попадает в русский Хронограф, составленный выходцем-сербом Пахомием Логофетом. Текст «Притчи о кралех» восходит к южнославянскому переводу, сделанному с романского оригинала на Далматинском побережье в XIЦ~^ XIV вв. Источником повестей о Трое были не поэмы Гомера, а позднейшие сказания III в. н. э., приписываемые греку с острова Крита Диктису. Видимо, во второй половине XV в. в переводе с латинского у нас появилась повесть о Трое итальянского автора XIII в. Гвидо де Колумна, особенностями своего стиля сходная с сербской «Александрией». Она затем в сокращении вошла в поздний Хронограф, вытеснив собой «Притчу о кралех», и в петровскую эпоху была одной из первых печатных книг.

К числу переводных повестей, обращавшихся у нас ещё в древнейшую пору, относится и «Девгениево деяние». Русский текст её восходит к не дошедшему до нас тексту византийского романа X в., возникшего на основе византийского же эпоса о борьбе греков с сарацинами и повествовавшего о похищении сарацинским царём Амиром знатной греческой девушки, на которой он, приняв христианство, женился, и о подвигах и любовных похождениях сына их Дигениса Акрита. Сохранились позднейшие, XIV—XVII вв., византийские стихотворные обработки этого романа, но они не были источником русского текста. Греческое имя Дигенис («двойной по рождению») было присвоено герою ввиду его смешанного происхождения— от сарацина и гречанки; Акрит же по-гречески — охранитель границ. Греческий Дигенис на русской почве превратился в Девгения. Перевод византийского романа прямо на русский язык, без посредства южнославянского текста (такого текста вообще не обнаружено), был сделан, судя по некоторым особенностям языка и стиля дошедших до нас списков, не позднее XII— XIII вв., в пору Киевской Руси, вероятнее всего—в Галицко-Волынском княжестве.

Старейший русский список «Девгениева деяния» — XVI в.— находился в одном сборнике со «Словом о полку Игореве». От текста этого списка сохранилось лишь несколько выписок, сделанных большей частью Карамзиным. Мы располагаем теперь всего лишь тремя и притом поздними (не ранее середины XVIII в.) списками повести, восходящими к одному переводу. Один из них, принадлежавший Н. С. Тихонравову и ныне хранящийся в Москве, в Государственной библиотеке СССР имени Ленина, судя по совпадению соответствующих частей его текста с выписками Карамзина из списка XVI в., тождествен с ним по редакции; другой, открытый А. Н. Пыпиным и хранящийся в Ленинграде, в Погодинском собрании Публичной библиотеки РСФСР имени Салтыкова-Щедрина, представляет собой позднейшую русифицированную редакцию старого перевода, отразившего в себе элементы устной поэтической традиции. Третий список, обнаруженный В. Д. Кузьминой в собрании А. А. Титова (в Ростове Ярославском) и ныне хранящийся в Публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина, в основном близок к тексту Погодинского собрания, но отличается от него большей архаичностью лексики, большей полнотой в заключительной своей части и в ряде случаев более исправными чтениями отдельных мест, несмотря на общую неисправность орфографии.

Все списки дефектны: в первом списке не сохранилось начала, а в середине его — большой пропуск, во втором нет конца, в третьем отсутствует первый лист. Впрочем, нет уверенности в том, что на русский язык повесть переведена была целиком. Начало сохранившегося текста тихонравовского списка озаглавлено: «Житие Девгения»; список Погодинского собрания озаглавлен: «Деяние прежних времен и храбрых человек, о дерзости и о храбрости и о бодрости прекраснаго Девгения».

В повести по списку Погодинского собрания рассказ о Девгении и его подвигах предваряется рассказом об его отце—царе Аравитской земли Амире, похитившем красавицу гречанку родом из царского дома. В погоню за похитителем, по просьбе убитой горем матери, отправляются трое её сыновей. Они едут «яко златокрылые ястребы, кони же под ними яко летаху». Достигнув границ Сарацинской земли, братья стали бить охранявшую границы стражу Амира в 3 тысячи человек, «яко добрые косцы траву косити», и приехали к шатру Амира, который говорит братьям, что сестру свою они должны искать на высокой горе, где она лежит убитая среди других жён и прекрасных девиц, не хотевших сотворить его воли. Не найдя сестры на горе, братья возвращаются к Амиру, чтобы отомстить за сестру.

Амир предлагает решить спор поединком. По жребию в поединок с ним вступает младший брат — близнец сестры — и побеждает Амира, который просит пощады, обещает креститься и предлагает братьям взять его в зятья. При этом он сообщает, что сестра их жива, и указывает место, где она находится. Убедившись в том, что сестра не только жива, но и окружена со стороны Амира всяческой заботой и что она сама готова стать женой Амира, если он примет крещение, братья соглашаются на брак её с Амиром. Прибегнув к хитрости, Амир уходит из Сарацинской земли, захватив с собой большие сокровища. В Греческой земле он принимает крещение и женится на «любимой девице». Три сарацина, посланные на трёх чудесных конях — Ветренице, Громе и Молнии—вдогонку за Амиром его матерью, прибыв в Греческую землю, сами принимают крещение и остаются там.

Вслед за этой предысторией излагается история центрального героя повести — «прекраснаго Девгения», родившегося от союза Амира с гречанкой. Лицо его румяно, как маков цвет, волосы, как золото, очи его велики, как чаши. С детства он уже обнаруживает ловкость (копьём играет, на добрых конях ездит), отвагу и необычайную силу в охоте за всякими зверями. Вскоре он начинает помышлять о ратных подвигах. Он вступает в состязание с царём Филиппапой и дочерью его Максимианой, у которой были мужская храбрость и сила, побивает один, «яко сокол дюжей от руки ловца», с небольшим своим войском их многочисленное войско и гонит его, «яко добрый жнец траву косит», а затем побеждает в единоборстве и самих Филиппапу и Максимиану, после чего Максимиана предлагает Девгению взять её себе в жёны, говоря, что тогда не страшна им будет никакая сила, но Девгений отказывается от этого предложения, так как вычитал в книге, что, женившись на Максимиане, он проживёт с ней шестнадцать лет, а женившись на красавице Стратиговне, проживёт тридцать шесть лет. О Стратиговне, её красоте и необыкновенной силе её и её отца он узнаёт от Максимианы.

Через некоторое время Девгений приезжает в царство Стратига, который тогда вместе со своими сыновьями был на охоте. Стратиговну Девгений старается прельстить своим драгоценным нарядом, игрой на разных инструментах в своём войске и молодцеватой ездой на коне, у которого в гриве такие звонцы, что ум человеческий может «исхититься». Но Стратиговна высылает мамку, через которую велит Девгению убраться из города, угрожая ему скорым возвращением отца и братьев.

На этом обрывается текст Погодинского собрания. В тихонра-вовском и титовском текстах рассказывается, что Девгений, рыцарски предупредив Стратига и его сыновей о том, что он собирается похитить Стратиговну, увозит её, не встретив сопротивления со стороны её отца и братьев. Однако затем Стратиг с сыновьями с большим войском пускается в погоню за Девгением, который побивает войско Стратига, а его самого и сыновей его берёт в плен, но потом, по просьбе Стратиговны, освобождает их; Девгений после этого женится на Стратиговне. От Стратига он получает богатые подарки и с женой возвращается к своим родителям.

Вслед за этим в тихонравовской рукописи следует глава, озаглавленная «Сказание, како победи Девгений Василия царя» и сходная по содержанию с эпизодом борьбы Девгения с Филиппа-пой и Максимианой.

Стиль данной повести близок к стилю переводных и оригинальных воинских повестей киевского периода — повести Иосифа Флавия о разорении Иерусалима, летописной воинской повести, «Слова о полку Игореве». Таковы сравнения, встречающиеся ещё в старейшей редакции («яко сокол дюжей», «яко сокол младый», «лице его, яко снег», «яко пастух овец перед собою погна», «яко добрый жнец траву сечет» и др.). таковы эпитеты той же редакции (зверь «лютый», фарь «борзый», сокол «дюжей», «младый», «скорый», шелом «златый», струны «златыя» и т. д.). То же нужно сказать и о лексическом составе нашего памятника, также находящем себе параллели в указанных древнейших повествовательных памятниках.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения по древнерусской литературе > Старейший русский список «Девгениева деяния»