Арвер Феликс и «Сонет Арвера» - сочинение

Арвер Феликс и "Сонет Арвера" (статья В. И. Пинковского) Алекси-Феликс Арвер (Alexis-Félix Arvers, 23.07.1806 - 07.11.1850) - французский поэт-романтик и драматург (автор одной драмы, трёх комедий (одна - в соавторстве) и четырёх водевилей (два в соавторстве). Арвер никогда не был широко популярен как поэт, имел умеренный краткий успех как автор водевилей и, заслонённый крупными талантами своего времени, в последние годы своей недолгой жизни не писал художественных произведений. Проживи Арвер несколько дольше, его постигла бы участь автора, забытого при жизни. Некоторое оживление интереса к нему нарастает с конца 70-х годов XIX столетия: переиздаётся с дополнением и предисловием Т. де Банвиля единственный поэтический сборник Ф. Арвера [1], выходит книга Ш. Глинеля о поэте [2]. Это посмертное "возвращение" поэта публике имеет характер, с одной стороны, извинительный (отдать должное несправедливо забытому литератору, причастному к наиболее яркому периоду в истории французского романтизма), а с другой - характер окончательной оценки творчества Арвера, характер беспристрастного суда времени, которое "всё расставило по своим местам". Согласно приговору этого "суда", определившего, чем Ф. Арвер заслужил право на упоминание в истории литературы, поэт предстаёт автором одного-единственного стихотворения - "Sonnet. Imité de l’italien", которое сложилась традиция называть просто "Сонетом Арвера" ("Sonnet d’Arvers"): Mon âme a son secret, ma vie a son mystère; Un amour éternel en un moment conçu: Le mal est sans espoir, aussi j’ai dû le taire, Et celle qui l’a fait n’en a jamais rien su. Hélas! J’aurai passé près d’elle inaperçu, Toujours à ses côtés, et pourtant solitaire, Et j’aurai jusqu’au bout fait mon temps sur la terre, N’osant rien demander et n’ayant rien reçu. Pour elle, quoique Dieu l’ait fait douce et tendre, Elle ira son chemin, distraite, et sans entendre Ce murmure d’amour élevé sur ses pas; A l’austère devoir, pieusement fidèle, Elle dira, lisant ces vers tout remplis d’elle: “Quelle est donc cette femme?” et ne comprendra pas. [1, 53]. (В моей душе есть тайна, в моей жизни есть тайна;//Вечная любовь, возникшая вмиг, //Безнадежная боль, о которой я должен молчать, //И та, которая её причинила, ничего не знает об этом. //Увы! Я проведу возле неё, незамеченный, всегда рядом, и всё же одинокий, //До конца отмеренное мне на земле время, //Не осмеливаясь ни о чём просить и ничего не получая. //Она, хотя Бог её создал мягкой и нежной, //Будет идти своей дорогой, рассеянная, не слышащая //Этот шепот возвышенной любви вслед её шагам; //Строго приверженная должному, //Она почтительно спросит, читая стихи, полные ею: //"Кто же эта женщина?" и не поймёт). (Перевод здесь и далее наш. - В. П.). Восхищённые отзывы об этом стихотворении удивляют больше, чем само стихотворение. На сонет обращает внимание Ш. О. Сент-Бёв [3, 41], литературный, театральный и музыкальный критик А. Б. де Бюри считает, что сонет выделяется из всего, написанного Арвером ("Le sonnet d’Arvers, isolé dans son? uvre

") [4, 9], критик, журналист и беллетрист, будущий член Французской Академии Ж. Жанен находит красоту в языке сонета и верность в изображении чувства ("La langue est belle, la passion est vraie") [4, 9], Т. де Банвиль даёт тексту самую высокую оценку: "Arvers a trouvé

une situation vraie, poignante, éternelle

il l’a exprimée lyriquement avec un art harmonieux, sobre et sincère; il avait fait un chef-d’?uvre" ("Арвер нашёл

ситуацию реальную, мучительную, вечную

он лирически выразил её с искусством гармоничным, сдержанным, чистосердечным; он создал шедевр") [1, I]. Перечисленные почитатели сонета слишком авторитетны во французской литературной жизни XIX века, чтобы счесть их оценки заблуждением вкуса. Это не те критики, которые, по расхожему определению, суть несостоявшиеся писатели: по крайней мере Т. де Банвиль и Ш. О. Сент-Бёв - признанные художники слова. Если с их стороны похвалы - всего лишь стремление почтить меньшего по дарованию собрата, то почему в заслугу ему ставится именно этот сонет? Известно, что крупный успех какого-либо явления часто сопровождается не только восхищением - с диалектической непреложностью восторгам должно противостоять пропорциональное им неприятие. Журналист и бытописатель литературных событий позапрошлого столетия Ф. Одебран начинает рассказ о сонете Арвера со знаменательного вопроса: "Шедевр или надоевшая песня (une scie)?" и, сам являясь поклонником "шедевра", описывает реакцию на этот текст П. Мериме, который только пожимал плечами, когда ему приходилось в очередной раз быть невольным слушателем арверовского сонета в каком-нибудь обществе [5, 99-100]. Признаться, позиция П. Мериме кажется нам наиболее понятной: стихотворение Арвера не содержит поэтического открытия, представляя соб







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения по зарубежной литературе > Арвер Феликс и «Сонет Арвера»