Знаменитый легендарный скандальный сборник «Цветы зла» - сочинение

Первое, что характерно для него абсолютный пессимизм, глобальное разочарование в мире в духе Байрона. Жизнь предстаёт в стихах Бодлера как нечто страшное, отвратительное, бессмысленное, настоящий Хаос, где царит смерть, разврат, зло, старость, нищета, болезни, голод, преступление. Так устроен мир, и надежды изменить его – нет. Неистребимое зло живёт в самом человеке, лирический герой Бодлера его чувствует в себе. Главный вопрос: как он к этому относится? По-разному. Есть стихи, яркие, сильные, более традиционные, в которых Бодлер осуждает зло в мире и в себе, страдает от зла внутреннего и внешнего. В эту страшную атмосферу всеобщего зла с головой погружает читателя первое же стихотворение сборника «Предисловие».

Приблизительно тот же смысл имеют замечательные стихотворения «Искупление», «Исповедь», «Сплин», «Весёлый мертвец», «Плаванье». В других стихах он прославляет любовь и красоту как спасение и возрождение души, например, стихотворение «Живой факел».

Но есть у Бодлера другие стихи, настоящие бодлеровские, бунтарские, нетрадиционные, где он по-другому относиться к злу – это стихи, где поэт находит позитивное в негативном, красоту в смерти, разложении, наслаждение в грехе и пороке, описывает всё это красиво, красочно. Бодлер находит в зле то, что влечёт к нему человека, отсюда и название сборника: цветы, то есть красота зла. Наслаждение, которое даёт зло и порок, странное, в нём перемешано много противоположных чувств – радость и ужас, наслаждение и отвращение. И всё же к этим ощущениям человек непреодолимо тянется.

Одно из самых известных стихотворений Бодлера «Падаль» - о том, как, прогуливаясь прекрасным летним днём с подругой за городом, автор натыкается на разлагающийся труп лошади, и начинает его подробно, смачно описывать и видит в том, как копошатся черви, своеобразную красоту и гармонию.

    Спеша на пиршество, жужжащей тучей мухи
    Над мерзкой грудою вились,
    И черви ползали и копошились в брюхе,
    Как черная густая слизь.
    Все это двигалось, вздымалось и блестело,
    Как будто, вдруг оживлено,
    Росло и множилось чудовищное тело,
    Дыханья смутного полно.
    И этот мир струил таинственные звуки,
    Как ветер, как бегущий вал,
    Как будто сеятель, подъемля плавно руки,
    Над нивой зерна развевал.
    То зыбкий хаос был, лишенный форм и линий,
    Как первый очерк, как пятно,
    Где взор художника провидит стан богини,
    Готовый лечь на полотно.
    (перевод В. Левика)

Яркое стихотворение «Гимн Красоте», где красота прославлена именно как красота зла, приводящая к преступлениям, к пороку, к смерти, но дающая небывалые ощущения.

Но самое небывалое, самое чудовищное стихотворение Бодлера - «Мученица. Рисунок неизвестного мастера». В роскошном будуаре в интимной обстановке на постели залитой кровью в бесстыдной позе лежит безглавый труп прекрасной полуодетой женщины – голова стоит тут же на столе. В описании есть изрядная доля изощрённого эротизма. Здесь опоэтизированы и смерть, и ужас, и непристойная эротика.

    Среди шелков, парчи, флаконов, безделушек,
    Картин, и статуй, и гравюр,
    Дразнящих чувственность диванов и подушек
    И на полу простертых шкур,
    В нагретой комнате, где воздух - как в теплице,
    Где он опасен, прян и глух,
    И где отжившие, в хрустальной их гробнице,
    Букеты испускают дух, -
    Безглавый женский труп струит на одеяло
    Багровую живую кровь,
    И белая постель ее уже впитала,
    Как воду - жаждущая новь.
    Подобна призрачной, во тьме возникшей тени
    (Как бледны кажутся слова!),
    Под грузом черных кос и праздных украшений
    Отрубленная голова
    На столике лежит, как лютик небывалый,
    И, в пустоту вперяя взгляд,
    Как сумерки зимой, белесы, тусклы, вялы,
    Глаза бессмысленно глядят.
    На белой простыне, приманчиво и смело
    Свою раскинув наготу,
    Все обольщения выказывает тело,
    Всю роковую красоту.
    Подвязка на ноге глазком из аметиста,
    Как бы дивясь, глядит на мир,
    И розовый чулок с каймою золотистой
    Остался, точно сувенир.
    Здесь, в одиночестве ее необычайном,
    В портрете - как она сама
    Влекущем прелестью и сладострастьем тайным,
    Сводящем чувственность с ума, -
    Все празднества греха, от преступлений сладких,
    До ласк, убийственных, как яд,
    Все то, за чем в ночи, таясь в портьерных складках,
    С восторгом демоны следят.
    (Перевод В. Левика)

Стихи откровенного содержания: «Танцующая змея», «Песнь после полудня», «Украшения», «Проклятые женщины», описывающее лесбийскую любовь.

Пишет Бодлер и явно антихристианские стихи: «Непокорный», «Отречение святого Петра», «Литания Сатане». Есть у Бодлера ряд просто красивых стихотворений, целиком в духе модернизме, описывающих странные, утончённые, сложные ощущения, переживания. «Тревожное небо», «Кот». Необычное мурлыканье кота пробуждает в человеке странные сладкие ощущения, извлекаемые из глубин души.

Итак, Бодлер зафиксировал сложность устройства жизни, отношение его к злу неоднозначно. С одной стороны, он знает, что зло и порок ведут к гибели, страданиям, духовному опустошению. С другой стороны, зло непреодолимо, потому что даёт человеку наслаждение и другие необычные переживания, от которых человек отказаться не может.

Стихи Бодлера и других поэтов-символистов доступны в интернете (Адрес: библиотека максима мошкова (Lib.Ru). Раздел - русская и зарубежная поэзия; старинная европейская литература). Также в книге: Поэзия Франции. Век ХIХ / Поэтич. ред. Б. Дубин. – М., 1985. – 464 с.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения по зарубежной литературе > Знаменитый легендарный скандальный сборник «Цветы зла»