Идея плюрализма и синтеза культур в творчестве Г Гессе - сочинение

Можно с большой уверенностью утверждать, что начало ХХ века для немецкой литературы было временем его наивысшего взлета и органического вхождения в общеевропейское культурное пространство в роли лидера. Достаточно обратиться к личности другого мыслителя, художника, не уступающего, пожалуй, по своей масштабности фигуре Т.Манна, недаром называющего его своим «духовным собратом». Это был Герман Гессе.

Гессе невозможно представить вне немецких литературных традиций, хотя этот «отшельник из Монтаньолы», живущий в Швейцарии, и возвышался как одинокий айсберг, но он был всегда в контексте своей эпохи, живо откликался на все тревожные для его родины «знаки беды», ставил перед собой цель «показать сопротивление духа варварским силам и, насколько возможно, поддержать своих друзей в Германии в их сопротивлении и стойкости».

Конечно, жизнь каждой великой личности строится в соответствии с поисками высшей идеи, высшей истины. При огромном сходстве между многими идеями Т.Манна и Г.Гессе и даже увлечении ими в определенные периоды жизни одними и теми же кумирами – Шопенгауэром, Ницше и даже текстологическими совпадениями некоторых моментов в их произведениях, Т.Манн и Гессе очень сильно отличаются друг от друга. Т.Манн уже в своем юношеском романе «Будденброки», выдвинув идею бюргерства как «цвета немецкой нации», фактически придерживался ее на всем жизненном пути. В статье «Любек как форма духовной жизни» (1926) он утверждал, что бюргерство есть «…мировая умеренность, которая не дает себя увлечь ни вправо, ни влево и критически отстаивает идею гуманности, человечности, человека и его развития от всех крайностей» .

    А Гессе пишет: «Будь я музыкантом, я без труда мог бы написать двухголосую мелодию …, которые бы … друг друга дополняли, друг с другом боролись …потому что единственно в том и состоит для меня жизнь, в раскачивании между двумя полюсами, в непрерывном движении между двумя основами мировоззрения. …Пригнуть оба полюса жизни друг к другу … Это и есть та пружина, что движет мои часы» (80, 201).

Манновская идея бюргерства, «идея середины» не означает ухода от борьбы, от крайностей, это была идея синтеза, идущая для Т.Манна от Гете. Величие Гете, по Т.Манну, в том, что он соединил в себе прошлое, настоящее  и будущее. Бюргерство, которое этот великий человек олицетворял, было для писателя нет только классом, сословием, а и «формой духовной жизни». И форма эта призвана, по его мнению, к посредничеству в процессе взаимодействия культур.

И для Гессе «не существует разных людей и духовностей, но есть одно Человечество и одна Духовность…В мудрости Востока и Запада мы видим уже не враждебные, борющиеся силы, но полюса, между которыми раскачивается жизнь» (116, 112).

То есть гессевская идея синтеза носит общечеловеческий характер и это напрямую связано с тем, какой путь духовной эволюции пришлось пройти этому «гражданину мира», одной из самых сложных фигур культуры ХХ столетия. Гессе рос в атмосфере строгости и благочестия. Его родители были протестантскими миссионерами. Рано начавшему мыслить, анализируя и сомневаясь, Гессе была неприемлема та идея родителей, что они ставили христианство выше других религий. И впоследствии, уже окунувшись в изучение культуры Востока, он отметил, что «некоторые изречения из Нового Завета наряду с некоторыми изречениями из Лао-узы, Будды и Упанишад для меня самое истинное, весомое, самое живое, что было когда-либо постигнуто и сказано на земле» (13, 184).

Со временем Гессе превратился в крупнейшего знатока духовной жизни античного и средневекового Дальнего Востока.

Главное, что привлекло его в древнекитайской мысли и которое потом определило во многом своеобразие мышления и творческого метода Гессе, это представление о полярной противоположности, взаимозависимости и взаимообусловленности двух первичных сил – инь и ян, которыми проникнуто все сущее и что их взаимодействие создает мировое единство.

Бытие, построенное на антагонизме двух начал противоборствующих, но непосредственно связанных друг с другом, обуславливает двойственность человеческой натуры и потому идея двойничества – излюбленный прием Гессе.

Но было бы неверно это относить к влиянию на Гессе только восточной философии. На склоне лет, в 1946 г. Гессе писал: «Три сильных влияния в течение всей жизни осуществляли мое воспитание. Это христианский и полностью вненациональный дух родительского дома, чтение великих китайцев и не в последнюю очередь, влияние единственного историка, которому я был предан как благодарный ученик, к которому относился с доверием и почтением – Якоба Буркхарта» (29, 236).

И еще один момент очень важен – это любовь и глубокая духовная связь Гессе с немецкими романтиками – Шиллером, Жан-Полем Рихтером, Эйхендорфом, Келлером. Именно в недрах философии немецкого романтизма зародилась идея двойничества. Всю жизнь у Гессе, также как у романтиков – Новалиса, Гофмана – излюбленная тема – судьба музыканта, художника, его паломничество, духовные поиски в раздираемом противоречиями враждебном ему мире.

Конечно, Гессе никак невозможно назвать романтиком, даже неоромантиком, он был истинным лириком, идилликом, но при всем при том он облекал в совершенно необычную, присущую лишь ему метафорически философскую, условно-символическую, параболическую форму тот художественный материал, который был соотносим с реалиями современного мира.

Первая мировая война вызвала у Гессе глубокое потрясение, ему, как человеку мыслящему планетарными масштабами, был чужд дух германства, военщины, он не разделял патриотизма тех немецких писателей, которые провозглашали свою преданность Германии, ее националистическим идеалам. Можно сказать, что в послевоенный период творчество Гессе становится заметно тоньше психологически, многозначнее, философски глубже. Хотя он вовсе не отошел о реалистического метода, но это уже реализм нового качества – многослойный, с элементами фантастики, условности, утопии, и при этом не утративший своей кровной взаимосвязи с живой повседневной действительностью.

Гессе становится одним из крупнейших мастеров интеллектуального романа. Если считать образцом совершенного интеллектуального романа «Доктор Фаустус» Т.Манна, то рядом с ним можно поставить на равных правах «Игру в бисер» Г.Гессе. Когда роман вышел, это был 1942 год и  он, конечно, взволновал читателей, но время было слишком неблагоприятным для каких-либо литературных оценок, кроме признания большой актуальности произведения.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения по зарубежной литературе > Идея плюрализма и синтеза культур в творчестве Г Гессе