История зарубежной литературы ХIХ века Глава 7 Г Гейне ч2 - сочинение

Вся сила поэтических грез бледнеет перед обликом реальной возлюбленной поэта, которому "мила земная услада" ("Если спросишь, друг мой нежный...). Естественно, что рассказ об отвергнутой любви порождает темы страданий, одиночества, разлуки (№ 39, 49, 51 и др. в "Интермеццо), возникает трагический1 образ двойника (№ 20 "Опять на родине). Явственно обозначаются конкретно-исторические черты того социального окружения, в котором развивается любовное чувство поэта. В этой связи в "Книге песен" намечается та линия общественно-политической сатиры, которая станет ведущей в творчестве поэта в 40-50-е годы XIX в. Здоровое, естественное чувство поэта противостоит ханжеской морали дворянско-бюргерского общества: [88]

        За столиком чайным в гостиной Спор о любви зашел. Изысканны были мужчины, Чувствителен нежный пол. "Любить платонически надо!" - Советник изрек приговор, И был ему тут же наградой Супруги насмешливый взор. Священник заметил: "Любовью, Пока ее пыл не иссяк, Мы вред причиняем здоровью". Девица спросила: "Как так?" "Любовь - это страсть роковая!" - Графиня произнесла И чашку горячего чая Барону, вздохнув, подала. Тебя за столом не хватало, А ты бы, мой милый друг, Верней о любви рассказала, Чем весь этот избранный круг. (Пер. С. Маршака)

Как миниатюрные лирические сатиры звучат и стихотворения, в которых Гейне с насмешкой говорит о схоласте-профессоре, претендующем на познание единства мира (№ 58, 79 "Опять на родине), о слащаво-сентиментальных обывателях, негодующих на грубость и низменность стихов поэта (№ 79 из "Интермеццо), о воскресных развлечениях филистеров (№ 37 "Опять на родине).

В цикл "Опять на родине" входит и одно из лучших стихотворений раннего Гейне - его знаменитая баллада "Лорелея", популярность которой была настолько велика, что она стала народной песней. В балладе Гейне эпическое повествовательное начало дается не столько через изображение действия, сколько через поэтический образ, через поэтическое описание: златоволосая красавица на фоне вечернего неба, над величественно живописным Рейном, в закатном золоте солнца. Но содержание баллады, по существу, лирично - оно не в развитии действия, а в выражении чувства, в трагическом порыве Лодочника, который зачарован красотой Лорелеи и обречен на смерть. Если в ранних циклах "Книги песен" до "Лирического интермеццо" обращение к природе отсутствует, то теперь для автора природа становится важнейшим средством видения и познания мира, раскрытия собственной души. Для романтика Гейне природа - тот необходимый [89] аспект мироздания, роль которого определяется руссоистской концепцией единения с ним человека, противопоставления естественной простоты природы растлевающей городской цивилизации. ; Для большинства стихотворений характерен, например, параллелизм настроения поэта и состояния природы.

Органическое слияние природы с помыслами и душевным состоянием человека, столь часто возникающее в "Книге песен", имеет определенную пантеистическую окраску, которая будет характерна для лирики Гейне начала 30-х годов. Причем эта пантеистическая тенденция восходит у Гейне к гётевскому пантеизму и к пантеистическим элементам в мировоззрении иенских романтиков. По своеобразию своей творческой манеры несколько обособленное место в "Книге песен" занимают два ее последних цикла под общим названием "Северное море" (1825-1826), представляющие собой своеобразный синтез возвышенно-патетических интонаций с повествовательно-разговорными, ироническими.

Ритмы свободного стиха оказались здесь наиболее соответствующими стремлению поэта передать глубокое ощущение грандиозного величия и своеобразия моря, его необузданную силу и мощь. Тема любви в этих циклах теряет свою прежнюю драматическую напряженность, она уже и не определяет идейно-смысловой характер цикла, становясь лишь одним из его периферийных мотивов. Нетрудно заметить, что в стихотворениях циклов "Северное море" ("Ночь на берегу", "Морское видение", "Мир" и др. ) патетическая приподнятость часто органически сочетается с иронической манерой, ставшей неотъемлемой чертой творческого почерка Гейне в "Лирическом интермеццо" и "Опять на родине". Он пользуется этим приемом для осмеяния сентиментальных мечтаний немецкого филистера. Постепенно его ирония становится более резкой, направленной на самые характерные проявления немецкого убожества, немецкой реакции, трансформируясь в лирике 40-50-х годов в политическую сатиру. Свои иронические пассажи поэт обращает и против самого себя, против собственных иллюзий и увлечений.

Его поэзии свойственны психологические нюансы, отражающие не только противоречия, но и их осознание, что вело к их преодолению в дальнейшем. [90] Для многих стихотворений "Интермеццо", "Опять на родине" и "Северного моря" характерна неожиданная ироническая концовка в финале, а иногда только в последней строке, что как бы одним диссонирующим аккордом снимает серьезное возвышенное лирическое настроение всего стихотворения. Непосредственность чувств, плавная напевность ритмов "Книги песен" привлекли многих композиторов.

Шуберт, Шуман, Лист, а за ними Григ создавали музыку на слова Гейне. В России Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин, Рахманинов обращались к стихотворениям "Книги песен". Романсы на слова Гейне стали любимыми песнями немецкого народа.

Художественная проза Гейне 20-х годов - "Путевые картины" (1824-1830) - отразила новые существенные моменты в развитии его мировоззрения и творческого таланта. Острее и шире, нежели в "Книге песен", ставятся здесь социально-политические проблемы. Гейне сознательно избирает прозу как жанр, дававший ему возможность шире охватить явления общественной жизни. "Путешествие по Гарцу" написано в форме путевых очерков, уже имевших свою традицию в немецкой литературе.

Путешествуя по стране, Гейне видит то неприглядное, убожество, которое несет его родине раздробленность на карликовые государства. Книга проникнута страстным протестом против феодально-монархического режима и клерикального гнета, сковывающих свободные умы Германии.

Рассказывая о городах и селениях, встречающихся на пути, он подметил некоторые черты отсталой, погрязшей в мещанстве и мелких страстях Германии. Сатирическое описание Гёттингена, которым открываются очерки, сразу создает у читателя представление о том филистерском захолустье, каким была современная поэту его родина. Рассказывая о гёттингенских профессорах, набрасывая сатирически-гротескный образ доктора Саула Ашера "с его абстрактными ногами, в тесном трансцендентально-сером сюртуке", Гейне смеется над бесплодной схоластической наукой. В традициях ранних романтиков он с издевкой высмеивает немецкого филистера за его самодовольные претензии на просвещенность, которые демонстрирует ему "упитанный обыватель из Гослара...

с дурацки-умным лицом... ". [91] С большим сочувствием наблюдает веселый и вдумчивый странник за жизнью рабочих, которых ему довелось встретить на пути. Документально точно описывает он серебряные рудники в Клаустале, обращает внимание на тяжелые условия труда шахтеров, с горечью говорит о покорности немецких рабочих своей судьбе, об их верноподданническом отношении к князьям. Неблагополучие общественно-политических установлений в стране не отнимает у автора "Путешествия" веры в социальный прогресс, не заслоняет перед ним красоты жизни. На фоне нового общественно-политического подъема в Европе, полной еще отзвуками революционных событий во Франции, Гейне осмысляет свое время как эпоху преобразований. Характерной особенностью "Путешествия по Гарцу" является светлый оптимистический колорит.

Не случайно путевые впечатления автора даются на фоне прекрасных картин природы: солнце льет свои праздничные лучи, весело щебечут лесные птицы, ласково журчат ручьи, "непринужденно и грациозно низвергается Ильза с причудливых утесов... а внизу пробегает по мелким камням, как резвая девушка". Проза Гейне романтична по своему лиризму, по широкому использованию арсенала различных романтических изобразительных средств: сновидения, призраки, кошмары и фантастические приключения, народные легенды и сказания, руссоистское противопоставление природы и "естественного" человека городской цивилизации. Наконец, вслед за романтиками, оставаясь и в прозе поэтом, автор обращает большое внимание на ритмическое построение фразы. В частности, здесь автор использует сложившийся в его поэтической манере прием, когда мысль, содержащаяся в первой половине фразы, иронической концовкой подвергается резкому осмеянию. Прозе Гейне присуще широкое использование неожиданной метафоры. Внезапный сатирический эффект создается также сочетанием совершенно различных понятий: "...







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения по зарубежной литературе > История зарубежной литературы ХIХ века Глава 7 Г Гейне ч2