История зарубежной литературы ХIХ века Глава 7 Г Гейне ч3 - сочинение

оба университета отличаются один от другого тем простым обстоятельством, что в Болонье самые маленькие собаки и самые большие ученые, а в Гёттингене, наоборот, самые маленькие ученые и самые большие собаки". Революционный характер романтизма молодого Гейне отчетливо проявился во второй части "Путевых картин" - "Идеи. Книга Ле Гран" (1826), в которой [92] поставлен вопрос о революции. Автор призывал следовать примеру французов. Барабанщик Ле Гран, олицетворяющий собой героический французский народ, совершивший революцию, и тема "красного марша гильотины" стоят в центре всей книги. Романтическое возвеличивание Наполеона как носителя идей Французской революции было в Германии тех лет выражением оппозиционных и даже революционных настроений. Гейне отдавал себе отчет в ограниченности "революционности" Наполеона.

Уже в "Путешествии от Мюнхена до Генуи" он говорит, что "любит" Наполеона до 18 брюмера, до того, как он предал свободу. Характерно, что и название книги "Ле Гран" (великий) относится не к Наполеону, а к рядовому солдату, представляющему демократические массы Франции. Заключительная часть "Путевых картин" - "Английские фрагменты" - примечательна тем, что Гейне стремится осмыслить противоречия буржуазного общества. Приехав в Англию в надежде увидеть свободу в стране парламентской демократии, поэт глубоко разочаровался.

Он был поражен противоречием между роскошью и нищетой, столь характерным для этой конституционной буржуазной страны. "Английские фрагменты" уже в большей степени тяготеют к собственно публицистике, нежели к художественной прозе. Здесь складываются те стилевые черты очеркового репортажа, которые станут характерными для корреспонденции Гейне 30-40-х годов. В жаркие дни начала августа 1830 г. , находясь на острове Гельголанд, Гейне получает первые известия об июльских событиях в Париже, по его собственному образному выражению,- "эти солнечные лучи, завернутые в газетную бумагу".

Поэт принимает окончательное решение покинуть родину, где его все настойчивее преследовала реакция. В Париже Гейне оказался в центре общественно-политической и культурной жизни Европы.

Он быстро освоился в атмосфере шумного, прекрасного, героического города. В одном из своих писем на родину поэт шутливо замечал, что когда рыбу в воде спрашивают, как она себя чувствует, то она отвечает: как Гейне в Париже. - Выступления французского пролетариата, многочисленные заговоры и восстания в Париже, организованные различными тайными обществами, усиление [93] оппозиции в Германии, события 1830-1831 гг.

в Польше, борьба чартистов в Англии - эти значительные сдвиги в общественно-политической жизни Европы оказали большое воздействие на идейно-эстетическую эволюцию поэта. К тому же и вся атмосфера общественной и культурной жизни Парижа способствовала расширению его кругозора. Среди его новых знакомых - вожди сенсимонистского движения Шевалье, Базар, Анфантен. С недоверием относясь к политической стороне их учения с его идеей примирения предпринимателей и рабочих и мирного переустройства общества на бесклассовой социалистической основе, Гейне испытывает большое воздействие философско-эстетических концепций сенсимонизма.

Обожествление природы, культ здорового чувственного начала в жизни человека или, как говорили сенсимонисты, "эмансипация плоти" - эти идеи новых друзей нашли живой отклик у жизнелюбивого поэта. Немалую роль в дальнейшем духовном развитии Гейне сыграло и его общение с рядом выдающихся писателей, композиторов, художников, критиков. Среди них можно назвать Бальзака, Беранже, Жорж Санд, Мюссе, Шопена, Берлиоза, Листа. Рекомендательные письма гамбургского дядюшки открывают Гейне доступ в дома крупнейших банкиров Июльской монархии Ротшильда и Лафита. Он принят и у некоторых министров, знаком с героем либеральной французской буржуазии Лафайетом. 30-е годы в творчестве Гейне, отражая некоторые общие закономерности передовой немецкой литературы, почти исключительно связаны с прозой, преимущественно публицистической. В центре внимания поэта - вопросы эстетики, философии, истории, общественной мысли прошлого и современности.

Вместе с тем, говоря об этом периоде идейно-эстетической эволюции Гейне, нельзя обойти молчанием и некоторые значительные его произведения в области поэзии и художественной прозы. Среди немногих произведений художественной прозы, написанных Гейне в эти годы, интересна новелла "Флорентийские ночи" (1836).

По своему тонкому, изящному стилю, по романтически недосказанным характеристикам персонажей, таинственным недомолвкам сюжетных линий, по глубокой меланхолической тональности, нередко перерастающей в напряженный [94] эта романтическая новелла близка к "Книге Ле Гран" из второй части "Путевых картин". В центре внимания Гейне во всех его наиболее значительных произведениях этих лет была социально-политическая проблематика в различных ее аспектах. Свидетельством этого, в частности, являются "Французские дела" - парижские корреспонденции 1831 - 1832 гг. для аугсбургской "Всеобщей газеты". В них Гейне рассказывает о своих первых впечатлениях от Июльской монархии - того общественного строя, который установился во Франции после июльских событий. С горечью поэт убеждается в том, что трехцветное знамя и "Марсельеза", родившиеся в славной революционной битве конца прошлого столетия и еще недавно звавшие народ на борьбу против Реставрации, теперь стали официальными атрибутами власти денежного мешка.

При всех противоречиях политических позиций автора очерков на первом плане здесь глубокие симпатии к народу и гнев против предавшей его после революции буржуазии и ее короля. Этими корреспонденциями, а также своими последующими произведениями "К истории религии и философии в Германии" (1834) и "Романтическая школа" (1836) Гейне стремился сблизить народы Франции и Германии. Рассказывая в книге об истории культуры своей родины, о состоянии современной немецкой литературы, Гейне трактует эти вопросы в остром общественно-политическом плане, постоянно выступает против идеологии реакционных правящих классов Германии.

Тем самым эти работы были даже в большей степени обращены к немцам, нежели к французам. Выступление против философского идеализма в очерке "К истории религии и философии в Германии" перекликается с критической оценкой деятельности немецких романтиков в книге "Романтическая школа". Гейне критикует эстетические концепции и творческую практику многих немецких романтиков за их связь с идеологией абсолютизма и католической церкви, в сущности, преувеличивая их значение. Такая характеристика романтической школы, в целом лежит в основе оценки и отдельных писателей-романтиков, например, творчества Новалиса, Арнима. Однако Гейне показал и сложную противоречивость путей развития немецкого романтизма.

Он по достоинству оценил немалые творческие дарования некоторых [95] талантливых писателей и поэтов-романтиков (в частности, Уланда), отметил большие заслуги поздних романтиков в изучении и пропаганде сокровищ немецкой народной поэзии, восторженно отозвавшись о сборнике народных песен Арнима и Брентано "Волшебный рог мальчика". В этой связи нельзя не упомянуть о проникнутой большой теплотой характеристике немецких народных песен, содержащейся в начале третьей книги "Романтической школы". С глубоким уважением и даже восхищением писал Гейне о Лессинге, потому что "во всех его произведениях живет великая социальная идея", потому что "политика захватывала Лессинга больше, чем предполагали,- свойство, которого мы совершенно не находим у его современников". Борьба за передовые общественно-политические идеалы является для Гейне одним из основных критериев в оценке писателя. Поэтому в творчестве Шиллера, так же как и в деятельности Лессинга, Гейне подчеркивает большой гуманистический, общественный пафос, тесную связь с насущными нуждами современности.

Особенно много внимания Гейне уделяет Гёте - величайшему писателю и мыслителю Германии. "Король нашей литературы", гениальный автор "Фауста" (произведение, которому посвящено несколько страниц в "Романтической школе) заслуживает, однако, по мысли Гейне, осуждения за свой политический индифферентизм, за устранение от актуальных проблем общественно-политической жизни. С конца 30-х - начала 40-х годов Гейне вступает в новый, третий этап своего идейно-эстетического развития, продолжающийся до 1848 г. На задний план в его творчестве отходят вопросы философские и литературно-эстетические. Широко развертывается теперь дарование Гейне как политического поэта-сатирика.

Первой работой Гейне, в которой отразились новые идейно-эстетические тенденции его творчества, была книга "Людвиг Берне" (1840). Характеристика Берне, по существу, послужила материалом для постановки целого круга больших социально-политических проблем. Познакомившись с Берне в 1819 г. во Франкфурте-на-Майне, когда тот был уже известным передовым публицистом, Гейне во Франции сблизился с этим талантливым журналистом, неподкупно честным борцом [96] за республиканские демократические идеалы.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения по зарубежной литературе > История зарубежной литературы ХIХ века Глава 7 Г Гейне ч3