Рецензия на рассказ «Памятник Дантесу» М Веллера - сочинение

В рассказе «Памятник Дантесу» (2002) М. Веллер обращается к теме избавления от тоталитарного сознания в постсоветскую эпоху, когда происходят процессы смены знаков, символов, идеологий. Особенностью произведения является то, что действие происходит в недавнем прошлом – в год 200-летия со дня рождения А.С. Пушкина, то есть в 1999 году. Точно указанная дата позволяет писателю актуализировать насущные вопросы современности, высветить их в необычном ракурсе (фантастическом и пародийно-ироническом) и тем самым привлечь к ним внимание читателей.

В рассказе создан обобщенный образ провинциального города – Козельска, который во времена татаро-монгольского нашествия шесть недель сопротивлялся всему монгольскому полчищу и «вошел в анналы как «злой город», под стенами которого монголы уложили уйму воинов, и в отместку и в злобе поголовно вырезали все его население, сам же город сожгли».

Исторический экскурс дает возможность автору уже в экспозиции рассказа поднять центральную проблему антиутопии – необходимость борьбы с насилием.

    «Скажем: если маленький Козельск на целых шесть недель задержал продвижение туч монголов в Европу, то что могли бы совершить Киев или Чернигов, обороняйся они так стойко? Городов на Руси было много, даже по семь недель на каждый – это уже сотни и даже тысячи недель, и потери монголы понесли бы неисчислимые, так почему же другие города не сопротивлялись столь мужественно?.. Будь все такими героями, как козельцы, так и конец пришел бы на Руси монголам, наверное».

Проблема борьбы с насилием раскрывается писателем не только в историческом плане, но и в плане современном. Слово «монголы» можно понимать в широком переносном смысле – это все то, что обеспечивает живучесть насилия и губит всякую свободную мысль (бюрократизм, идеологические догмы, мифы всякого рода, рабская психология и т.д.).

Хотя в обществе произошла смена идеологий и уже никто не ставит в городе памятники Ленину, однако в жизни Козельска фактически ничего не изменилось – здесь царят штампы советского мышления, бедность, забитость и глупость. Все так же равнодушны к людям чиновники, все так же не нужен никому человек и его личная судьба. Провинциальный Козельск становится обобщенным образом всеобщей пошлости, неразвитости, низменности существования.

В Козельське решили поставить памятник А.С. Пушкину, и этот обычный реальный факт («кого сейчас удивишь памятником Пушкину, кого сейчас вообще чем-нибудь удивишь»), помещенный автором в комически-фантастический контекст, дает возможность вскрыть социальный абсурд современной действительности. Игра в сочетании с иронией является у М. Веллера мощным источником обличительной силы антиутопии. «Итак, в районном центре Козельске, в порядке единения со всей страной и еще более глубокого приобщения к русской культуре, было решено ко дню двухсотлетия Александра Сергеевича Пушкина поставить ему памятник. И выделили на это из городской казны посильное количество денег. Интересно заметить, что в контексте слово «посильный» всегда синонимично такому однокоренному ряду, как «малосильный», «бессильный», «несильный». То есть денег выделили не сильно.

Долго кроили и отрезали из зарплаты учителей: мол, акция внутрикультурная, из того же кармана и возьмем. Учителя могли посильно, оно же бессильно, воспротестовать, но их об этом обрезании не известили, чтобы не огорчать лишний раз и без всякого конструктивного результата. Из соображений той же экономии Пушкина решили делать не ростового, а бюст. Все поддержали друг друга: душа поэта отражается в его лице, а не ногах или других нижних частях тела… Итак, проголосовали за бюст. Стали выбирать скульптора. Всем хотелось талантливого и недорогого. И районное управление культуры такого посоветовало. Человек был уже немолодой и когда-то закончил знаменитое Мухинское училище в Ленинграде и всю жизнь зарабатывал на хлеб Лукичем. Лукичем скульпторы советской эпохи называли промеж собой Ильича…

Еще Ильича называли «Кормилец» – не за то, что кого-то накормил, а за то, что кормились им: лепить его приходилось часто, скульпторы Лукича втыкали где только можно, и денег на них отпускали не скупясь, здесь главное было поплотнее пристроиться к кормушке» .

Бюст понравился козельским чиновникам, поскольку в его прищуре угадывалось «что-то родное, от истоков». Комиссия постановила одобрить памятник и выдать скульптору гонорар, чтобы тот смог рассчитаться за квартиру. Но на радостях скульптор запил, строя «горячечные планы опушкивания всей страны». Не заплатив за мастерскую, скульптор оказался на улице вместе со всеми своими материалами, в том числе и с готовым бюстом Пушкина. «Он пошел в шалман и пожаловался друзьям. Друзья тоже любили поэзию Пушкина, они налили скульптору и наперебой стали читать стихи. Один выпил, выдохнул и сказал:

    «Я помню чудное мгновенье». Второй пошутил: «Мой дядя самых честных правил», – и изобразил, как стреляет соседу в ухо из пистолета… Третий… печально сказал: «Приветствую тебя, пустынный уголок». А еще один, упав со стула, процитировал из постановки Белорусского оперного театра: «Паду ли я, дручком пропэртый».

Все засмеялись, со стула упал стакан и разбился рядом с головой декламатора, после чего тот продолжил: «Чи мимо прошпындярит вин». Короче, к Пушкину здесь отнеслись как к родному». Позднее опьяневшие друзья скульптора помогли ему водрузить бюст Пушкина на площадь, ведь «в глубине души каждый пьяный – патриот и любитель Пушкина».

Пародийно-сниженное изображение образа Пушкина в рассказе  М. Веллера выполняет несколько функций: с одной стороны, это один из приемов развенчания социального абсурда, с другой – своеобразный эстетический способ избавления от мифов всякого рода, но вместе с тем это и то, что глубоко скрыто в душе русского народа – «тайная свобода».

Демифологизация – центральный мотив произведения, который сочетается с мотивом замены. В момент торжественного открытия памятника Пушкину с приглашением мэра, дамы из управления культуры, журналиста, фотографа, детей («нормальная скука, хотя и недолгая») внезапно было обнаружено, что вместо памятника Пушкину по какой-то неизвестной причине на площади установлен памятник поручику Жоржу Дантесу. Фантастическая и абсурдная по сути ситуация впоследствии получает реалистическое объяснение.

Большую роль в произведении играет парадокс, который проявляется прежде всего в культурно-психологическом плане. Парадокс состоит в том, что Пушкин, которого ниспровергают современные школьники, на самом деле помог им осознать свое отношение к поэзии и культуре, а также к миру и новым идеалам в целом. Таким образом, разговор о Пушкине, хоть и в несерьезном стиле, все же состоялся как весьма важный и необходимый. Собственно, ирония, пародия, эпатаж – неотъемлемые качества пушкинского творчества, которые М. Веллер актуализирует в рассказе-антиутопии.

В финале рассказа памятник Пушкину водворен на место, но разговор о Пушкине не закончен. А значит, не закончен и разговор о сущности и ценностях современной действительности, потому что отношение к Пушкину, как считает автор данного рассказа, – хороший критерий оценки любого общества, наличия в нем свободы или несвободы, его культурной состоятельности и перспективы.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения по зарубежной литературе > Рецензия на рассказ «Памятник Дантесу» М Веллера