Сатирический пафос в рассказе «Карьера в никуда» М Веллера - сочинение

Проблему нравственной деградации личности под влиянием системы насилия поднимает в рассказе «Карьера в никуда» (2002) Михаил Веллер. Это произведение представляет собой вариант ретроспективной антиутопии, события которой отнесены в 1870 – 1880-е годы. Главный герой рассказа принимал участие в русско-турецкой войне, в молодые годы примыкал к народникам, а потом сделал карьеру, достиг высокого поста, но вскоре по какой-то фантастической причине стал уменьшаться ростом, что было замечено его ближайшим окружением.

Чтобы не потерять чин, герой, превратившийся в уродливого «карлу», приказал сделать деревянную куклу, которую привозили вместо него в кабинет, усаживали за стол, а герой из-под стола разговаривал с посетителями. В абсурдной комедии принимали участие все его приближенные – жена, слуги, чиновники, поскольку они боялись вместе с героем потерять свое место, деньги и положение в обществе. Ставший невероятно маленьким, герой, в конце концов, попадает в дом для умалишенных, а чиновники еще долго писали за него приказы, офицеры сами отдавали команды, кланялись пустому креслу и ему служили. Так родился миф об исчезнувшем начальнике, «которого на самом деле никогда не было, а только кресло пустое». Примечательно, что имя главного героя ни разу не называется, что свидетельствует об утрате им всего человеческого.

По повествовательной структуре рассказ представляет собой сложное полистилистическое образование. Историю об исчезнувшем начальнике поведал рассказчику профессор истории Ленинградского университета Сигизмунд Валк. Рассказчик же составляет по его воспоминаниям записи, в которых переданы голоса не только профессора Валка и самого рассказчика, но и главного героя произведения (в первой и во второй части), а также его ближайшего окружения (третья часть составлена из монологов приближенных к начальнику – его жены, слуги, друга, любовницы, мастера, который сделал куклу).

Таким способом автор достигает объемности и  многостороннего изображения гротескного образа. Переключение разных точек зрения позволяет писателю показать сложный процесс нивелирования личности, а также дать развернутое описание социальной системы, которая приводит к духовным деформациям.

В первой части рассказа, которая называется «Маятник души» и представляет собой отрывки из писем главного героя к отцу, герой еще молод и полон утопических надежд. Он не думает о карьере, мечтает после окончания университета уехать туда, где цивилизация «еще не наложила свое губительное клеймо продажности и разврата, где люди соревнуются в излишествах и пороках, где чисто сердце и крепок дух». Юноша хочет найти свою судьбу среди людей, работающих честно и тяжело для блага народа, как, например, его друг Дмитриевский, имеющий на него большое влияние.

Под влиянием жизненных обстоятельств тон повествования  главного героя постепенно меняется. Если раньше он писал о романтических идеалах Французской революции, о неустанной работе для блага народа, то теперь, после окончания университета, он все чаще  задумывается о карьере, о том, что самые лучшие места получили далеко не самые способные. Автор точно фиксирует хронологически этапы внутренних изменений, происходящих в главном персонаже. Если в 21 год он думает о прекрасном будущем и работе во имя него, то уже в 25 лет он делает вывод о том, что жизнь несправедлива и «есть две истины в мире – истина духа и истина факта». Параллельно развивается вторая линия сюжета, связанная с Дмитриевским, о котором сообщается, что он арестован и отправлен в долгую ссылку.

Далее внимание писателя все более переключается на социальное устройство. В 27 лет герой размышляет, как создан мир:

«Представим: пустырь. На одном его краю – карета. На другом – десять человек. Сигнал! – они бегут к карете. Кто же поедет в ней? – тот, кто лучше правит? Нет – тот, кто быстрее бегает. Кто сумел обогнать, растолкать всех; а ездить он может весьма плохо. Так во всем. Любая вещь принадлежит не тому, кто наиболее способен ею распорядиться, а тому, кто наиболее способен ею завладеть и удерживать. Поэтому «высокий чин» сплошь и рядом – посредственность и заурядность во всем, кроме одного – он гений захвата и заурядность своего поста».

Название первой части – «Маятник души» – становится символическим, поскольку утопические устремления героя, как маятник, под влиянием социальной системы качнулись в противоположную сторону – к чину и карьере.

Тема чина и чиновничества – традиционная тема русской классической литературы, которая с особой силой звучала в произведениях Н.В. Гоголя,  М.Е. Салтыкова-Щедрина, А.П. Чехова и др. Писатели XIX века всесторонне раскрыли психологию чиновника, показали процесс омертвения его души, утраты в ней человеческого начала. Связанные с образами чиновников мотивы «мертвой души», «футляра», «механизма (марионетки)» характерны для русской классики, традиции которой продолжает в своем рассказе               М. Веллер. Обобщенный образ чиновничества создан во второй части произведения «Путь наверх», представляющей собой постмодернистский свод правил (предписаний) для разных чинов. Так, «скромный чин» должен знать, каким быть изнутри (полное подчинение всех страстей и желаний воле и рассудку; готовность на любые средства и поступки во имя цели; приучиться видеть в людях шахматные фигуры в твоей игре; голый прагматизм и т.д.) и снаружи (будь скромен; не вылезай вперед; не выделяйся; будь ровен, тих, неприметен; не имей врагов и т.д.).

«Сносному чину» необходимо больше изучать человека, пользоваться любой возможностью больше узнать о других, и тогда он достигнет иных высот. Среди «пристойных чинов» выделяются разные типы: сделавший карьеру с самого низа; подлипала; выскочка; высокопоставленный болван; высокопоставленный бездельник (по происхождению баловень судьбы); сынок с хваткой; «пустое место» (малоспособен, бесхарактерен, но сделал карьеру волею начальников, случайностей); «отыгравшийся» (уже готовится к отставке и пенсии, зол, что не достиг большего); «застрявший» (давно рассчитывает на повышение, которое у него постоянно кто-то забирает); «пониженный» (видал лучшие виды, обижен, желчен, страдает и надеется вернуться в высокие сферы). «Изрядный чин» должен освоить разные «виды искусства», а именно: «искусство лести» (особенно «преданную лесть» – льстить за глаза близким людям с расчетом, что они ему передадут); «искусство клеветы» (в том числе анонимные письма и доносы); «искусство интриги» (которое состоит в том, чтобы определить нужных людей, знать, как они поступят при соответствующих условиях, и эти поступки соединить, как звенья, в цепь, ведущую к собственной цели). А для самого «высокого чина» есть только два основных правила: «жри их всех» и не «упускай своего».

Заключительная часть рассказа имеет название «А был ли мальчик», отсылающее к роману М. Горького «Жизнь Клима Самгина». Интертекстуальность усиливает мотив духовной деградации личности в рассказе. Но если в романе М. Горького эту фразу о мальчике, в смерти которого он повинен, а потом и обо всех других своих жертвах, как успокоение для себя произносил Клим Самгин, то в произведении   М. Веллера скрытый смысл этой фразы переносится на самого главного героя. Ведь это он, утратив в себе человеческие качества, постепенно уменьшается в размерах, а потом и вовсе исчезает, поглощается обществом.

М. Веллер в своем рассказе «Карьера в никуда» раскрыл важную для современности тему нивелирования личности в мире. Образы и мотивы русской классики, интертекстуальность, гротеск позволили писателю придать вневременное звучание и широкое содержание его ретроспективной антиутопии.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения по зарубежной литературе > Сатирический пафос в рассказе «Карьера в никуда» М Веллера