Художественное своеобразие трагедии Эсхила «Прометей Прикованный» - сочинение

С давних времен Эсхил по праву считается «отцом трагедии», хотя своеобразие, новаторство его трагедий не сразу было понято и по достоинству оценено современниками. Творчество великого драматурга поражает богатством и монументальностью созданных образов, самым величественным из которых, бесспорно, является образ Прометея. Следует отметить, что автор трагедии во времена Эсхила являлся в одном лице и поэтом, и постановщиком, и музыкантом, и актером. И чтобы оценить всю глубину и мастерство автора, приходится заглянуть «за текст», стать именно зрителем. Потому что острый конфликт, поддерживающий развитие действия, непримиримое столкновение действующих лиц, их поступков и стремлений, а также постепенно затягивающийся узел сюжетных противоречий, разрешаемых лишь роковым усилием героев, перерубающих запутавшийся узел, — все это как нельзя лучше реализуется именно в театрализованной форме.
В трагедии «Прометей прикованный» Эсхил углубляет конфликт, выходя за рамки мифа. Его Прометей является олицетворением всего человеческого прогресса. Ему люди обязаны открытиями в медицине, анатомии, биологии и других науках; он открыл подземные залежи сокровищ, разгадал загадки вещих снов.
А коротко сказать...
От Прометея — все людей умения.
С другой стороны, Зевс выступает как символ неизведанных сил природы, ревностно охраняющий свои тайны. Обращают на себя внимание некоторые особенности данной трагедии, подчеркивающие драматичность действия. Это, в первую очередь, новая роль хора. В отличие от других произведений, здесь хор не выступает участником событий, а является лишь свидетелем происходящего, — сочувствующим герою и выступающим с порицанием решения Зевса.
Кроме того, автор наделяет острой эмоциональностью и контрастностью диалоги. Здесь и диалог гордого, смелого Прометея с пугливыми Океанидами. И наиболее яркий и напряженный диалог независимого Прометея, не сломленного даже цепями, с «прислужником богов» Гермесом.



Необычным представляется и образ Зевса, который сам не появляется на сцене, а остается где-то в бесконечности, там, куда направлен взгляд Прометея. Автор, тем самым, дает свободу воображению зрителя. Еще одним интригующим моментом, усиливающим драматизм действия, является тайна, которую хранит Прометей, — ожидаемое падение Зевса с появлением у него сына от богини Фетиды. И Зевс добивается раскрытия тайны. Устоит Прометей или нет, сможет ли сохранить тайну — вот что более всего усиливает напряжение зрителя. И этот «накал страстей» продолжается до последнего момента, когда скала с прикованным Прометеем проваливается в бездну под сопровождение грома и молний. Трагедия «Прометей прикованный» является первой в трилогии. К сожалению, смысл двух других частей — «Прометей раскованный» и «Прометей-огненосец» известно лишь по отдельным фрагментам и воспоминаниям античных авторов. Через всю трилогию проходит образ непокоренного, гордого Прометея, величие которого подчеркивается временными и пространственными измерениями. Мы видим его и в пустынях Скифии, и, спустя тридцать веков — в горных грядах Кавказа. В следующих частях трилогии Прометей уступает, раскрывает тайну. Зевс также смягчается, обещая титану его вечный культ в Афинах. Таким образом устанавливается желанная всеми гармония. Мастерство античных авторов наиболее ярко раскрывается в жанре трагедии. И Эсхил внес самый значительный вклад в развитие этого жанра. Хотя сам поэт дал своему творчеству довольно скромную характеристику: «Мои трагедии — это лишь крошки с роскошного банкетного стола Гомера».






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Сочинения по мифам > Художественное своеобразие трагедии Эсхила «Прометей Прикованный»