ЛЮБОВЬ ЗЕМНАЯ И НЕБЕСНАЯ («Темные аллеи» ) - сочинение

Свиданий наших каждое мгновенье Мы праздновали, как богоявленье...
А. Тарковский. «Первые свидания»
Вся русская литература XIX века — о любви и о смысле жизни. Эти две темы мучают каждого писателя, и каждый ищет способ понять и объяснить их. Бунин — истинный наследник «золотого века». Но хрустальная ясность его эстетики лишила эти темы драматического звучания. Взамен возникла щемящая нежность воспоминаний, легкость и очарование.
Первая любовь, первое счастье, первая разлука, не важно какая — день, месяц, неделя — все равно — навсегда.
Любовь в «Темных аллеях» — это свойство памяти, и только. Она всегда позади, но жизнь, суда, лица героев и героинь рассказов светятся отраженным ее светом. Только у Бунина, прощаясь с возлюбленным, женщина могла произнести: «Если есть будущая жизнь и мы встретимся в ней, я стану там на колени и поцелую твои ноги, за все, что ты дал мне на земле».
Для Бунина нет запретных тем. Но любой, самый темный и далекий закоулок его прозы освещен чистым сиянием возвышенного целомудрия.
Любовь в «Темных аллеях» мимолетна и неуловима. Происходящее происходит не наяву и сейчас, но в памяти, а следовательно, уже никогда. Словно все эти чувства, времена года с их мишурой, прекрасные и грозные глаза Руси, волки, сады, усадьбы, принадлежат не нам, но вечности. Бунин словно грезит о далекой заоблачной стране.
Любые отношения героев, самые плотские и телесные, лишены своего плотского и телесного содержания. В них нет ничего, кроме тихой скорби прощания. Юность очаровательна, юные лица — красивы, мир — хрупок и прозрачен. Он принадлежит молодым богам. И боги любят друг друга. И в любви этой источник их силы, залог жизни вечной. И время над ними не властно, и нет у них способности мыслить о будущем. Им словно ясно, что будущего не будет. И они счастливы своим странным счастьем. Каждая их встреча — праздник. И тогда «цапли прыгают, раскрывая крылья», и она подбегает к ним в «распустившемся сарафане», и это ей в рассказе «Чистый понедельник» целует руку хмельной и великий Качалов, потому что сквозь длинную череду женских образов, просвечивает один-единственный, идеальный и неземной образ вечной женственности и вечной любви.
Именно ему всю свою жизнь поклонялся писатель. Именно он в тяжелые и мрачные годы вдохновлял и поддерживал его. И всякое свидание, по Бунину, — праздник, и всякая разлука — смерть.
Расставаясь, герои рассказов обещают вернуться и не возвращаются никогда. Они гибнут на войне, им мешают обстоятельства, их разлучают насильно, у них нет выбора и нет возможности возвратиться. Разве только память сохраняет что-то. «Дела давно минувших дней, — говорит героиня рассказа «Волки», — вспоминая то, давно минувшее лето, августовские сухие дни, и темные ночи, молотьбу на гумне, ометы новой пахучей соломы и небритого гимназиста, с которым она лежала в них вечерами, глядя на ярко-мгновенные дуги падающих звезд».
Бунин сам небожитель. Он сам молодой бог. Он пишет, как молодой бог. Его мысли чисты, как родниковая вода, его рассказы полны хрустального звона, и язык его подобен янтарю.
Ему грустно, что любовь была. А была ли она? И почему так целомудренно и недоступно в своем монашеском одеянии завершает книгу героиня «Чистого понедельника»? 
(«Темные аллеи» )
И это снилось мне, и это снится мне,
И это мне еще когда-нибудь приснится,



И повторится все, и все довоплотится, И вам приснится все, что видел я во сне. А Тарковский Так случилось, что новейшая история России показала нам, как крупнейший национальный писатель в отрыве от Родины, ее традиций, пейзажей, обычаев умеет создавать совершенные и абсолютно национальные произведения. Что не означает, впрочем, правоту тезиса: «Родина — там, где хорошо». Там, где он жил, не всегда было хорошо. Более того, чаще было совсем не хорошо — голодно и одиноко. Просто Россия, которую знал, любил и жалел писатель, была прописана в его душе и сердце. Вместе с Буниным на пароходе, увозящем его из Одессы в Константинополь, уплывал и сияющий ее образ. Бунин не знал и не любил России советской. Она представлялась ему мутным и тяжелым облаком, висящим далеко и низко над горизонтом. Его питали образы памяти. Он словно запретил писать о современных событиях, эстетически осмысливать сиюминутные, приходящие извне впечатления. Он стал как дом, в котором окна и двери закрыты и заколочены. Он стал самодостаточен. И тогда его посетили грезы, или сны, или видения. Любое мелькнувшее воспоминание, пейзаж, настроение служили толчком для дальнейшей игры творческого воображения. «Темные аллеи» — книга-сон, книга-мечта, книга-видение. Все в ней гармонично: усадебные пейзажи, городская дребедень, жар первых свиданий, мимолетное очарование юности. И нет на свете прекраснее места, чем эта страна — Россия! Она напоминает идеальную бунинскую женщину — смуглую и загадочную. Она достойна вечной любви. Ей он посвящает «медленные и сомнамбулические», как начало «Лунной сонаты», страницы лучшей своей книги. «Темные аллеи» невозможно читать быстро, по диагонали, пробегая глазами, как невозможно быстро и по фрагментам слушать музыку. В бунинской прозе слишком много мелких, неприметных глазу крючочков, зацепок и ловушек. Они опутывают, замедляют движения, возвращают назад к прочитанному. Они забирают в плен. Но подобный плен не утомителен и приятен. Иногда сам автор сомневается: «А было ли чудо?» Так героиня «Холодной осени» на излете жизни размышляет: «Вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то?» Конечно, было. Конечно есть. И, закрывая глаза, покачивая головой, Бунин вспоминает и рисует по памяти. В его рисунках много музыки, того меланхолического ритма, который составляет дыхательную интонацию его прозы. Боже, какие красивые женщины, какие мимолетные, неясные чувства, прикосновения, любови. Они — только отблески, дальние зарницы, достигающий земли свет истинной, вечной женственности. И Россия. Потерянный наяву и обретенный в душе рай. Идеальное и умное место: «Мелкий лес, сороки, комары и стрекозы», и еще — «Первая звезда и молодой месяц и небо над озером зеленое, зеленое. Месяц, месяц, золотые рога...» Бунин отказался вернуться на родину. Это было невозможно для него. Та родина, которую он знал, исчезла, растворилась в истории; та, небесная, которую он увидел в конце жизни своей, была внутренним свойством его гения. Ему некуда было возвращаться. Ностальгическая мелодия, которую разучивает героиня «Чистого понедельника», звучит и звучит, словно «белая вереница поющих с огоньками свеч у лица» монахинь, проходит мимо. Кто они, куда идут? Неизвестно... И. А. Бунин умер в Париже 8 ноября 1953 года.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Темные аллеи > ЛЮБОВЬ ЗЕМНАЯ И НЕБЕСНАЯ («Темные аллеи» )