Финал пьесы А П Чехова «Три сестры» (анализ IV действия) - сочинение

Творчество А. П. Чехова, одного из величайших писателей XIX века, оказало огромное влияние на всю последующую литературу, в том числе и западную. Это влияние простирается от реформирования драмы до введения в литературный обиход особых приемов психологизма. Тематика произведений Чехова также очень разнообразна — от коротких юмористических рассказов до психологических драм. Однако, независимо от жанра и сюжета произведения, Чехова в первую очередь всегда интересовали внутренний мир человека, его взаимодействие с обществом, его духовная связь с другими людьми.
«Три сестры» Чехов писал в начале прошлого века, когда новые передовые идеи витали в воздухе. В российских столицах — Москве и Петербурге — это особенно ощущалось. Ощущение близости «здоровой, сильной бури» пронизывает пьесу. Ожиданием перемен живут и сестры Прозоровы — Ольга, Маша, Ирина, надежды которых также связаны с Москвой. Почему же рвутся провинциальные барышни в Москву? На этот вопрос довольно прозрачно в финале пьесы ответил брат сестер Прозоровых Андрей: «...Город наш существует уже двести лет, в нем сто тысяч жителей, и ни одного, который не был бы похож на других, ни одного подвижника ни в прошлом, ни в настоящем, ни одного ученого, ни одного художника, ни мало-мальски заметного человека, который возбуждал бы зависть или страстное желание подражать ему. Только едят, пьют, спят, потом умирают, ... разнообразят жизнь свою гадкой сплетней, водкой, картами, сутяжничеством,... пошлое влияние гнетет детей, и искра божья гаснет в них, и они становятся такими же жалкими, похожими друг на друга мертвецами, как их отцы и матери». После таких откровений нет ничего удивительного в том, что более или менее одухотворенным личностям хочется вырваться из этого порочного круга. И прозвучавший в начале пьесы страстный призыв «В Москву, в Москву!» обретает более широкий смысл, чем банальная смена места жительства, — это призыв к новой жизни, новым осмысленным отношениям между людьми и новым взаимоотношениям с окружающей действительностью. Однако одного желания сестер и рассуждений о труде в поте лица было не достаточно, необходимо было действие, на которое Прозоровы оказались не способны. Все эти разговоры о том, что «человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был», не вызывают особой поддержки у окружающих. «Такой вы вздор говорите, надоело вас слушать», — говорит подслушивающий разговор сестер Тузенбах. Кстати, Тузенбах единственный среди героев пьесы оказался способен на поступок. Дуэль Тузебаха в финале пьесы — фактически единственное «настоящее» событие в течение всего повествования, да и то оно приносит несчастье: Тузенбах погибает.
Жизнь жестка, и зачастую спускает задержавшихся средь облаков мечтателей на грешную землю. И это особенно сильно ощущается в финале пьесы. Грезы остаются только грезами, если не приложить усилий к их осуществлению, поэтому и мечта о Москве, казавшаяся такой близкой, легко достижимой, становится призрачной и постепенно исчезает. Не сложилась и личная жизнь сестер. «Они уходят от нас, один ушел совсем, совсем навсегда, мы останемся одни», — говорит Маша в конце пьесы. Однако, судя по всему, ни одна из них не могла бы найти своего счастья. Ирина никогда не знала, что такое любовь, хотя собиралась замуж за Тузенбаха. Хотя, конечно, каждая из сестер мечтала о собственной семье. «Мне кажется, если бы я вышла замуж и целый день сидела дома, то это было бы лучше. Я бы любила мужа», — признается Ольга. Значит, никакой Москвы ей, в принципе, и не нужно было, а хотелось ей тихого семейного счастья, уютного дома, детей. И призывы «в Москву, в Москву» — лишь каприз, попытка имитации бурной деятельности. Оправдание своего существования сестры вновь видят в работе. Только радости они в ней уже не находят, считая себя страдалицами. Маша утверждает, что, несмотря на неудачи, надо «начать ... жизнь снова», Ирина мечтает забыться в работе: «надо работать, только работать!», а Ольга уверена, что «жизнь... еще не кончена», и надеется на то, что потомки вспомнят их добрым словом. По-видимому, она имеет в виду будущих детей безвольного брата Андрея. «Так-то оно так, — замечает Кулыгин, — только как-то все это не серьезно. Одни только идеи, а серьезного мало». «Все равно! Все равно!» — упорно повторяет Чебутыкин.



Таким образом, финал пьесы играет важную роль в идейно-художественном содержании пьесы, так как в ней особо ярко выражены бесплодные искания идеалов и достойного места в жизни современной автору молодежи. Идеи преобразований витали в воздухе, и казалось, что для изменения действительности не нужно прилагать особых усилий, достаточно «работать в поте лица». Но оказалось, что одних мечтаний, свойственных русской интеллигенции, недостаточно, нужно еще и действовать. Творчество Чехова оказало огромное влияние на всю последующую литературу, которая восприняла и впитала его идеи, а также глубокий психологизм, основанный на неразрывной связи человека и окружающего мира.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Три сестры > Финал пьесы А П Чехова «Три сестры» (анализ IV действия)