Ф И Тютчев «Как хорошо ты о море ночное! » - сочинение

Как хорошо ты, о море ночное, —
Здесь лучезарно, там сизо-темно...
В лунном сиянии, словно живое,
Ходит, и дышит, и блещет оно...
На бесконечном, на вольном просторе Блеск и движенье, грохот и гром...
Тусклым сияньем облитое море,
Как хорошо ты в безлюдье ночном!
Зыбь ты великая, зыбь ты морская,
Чей это праздник так празднуешь ты?
Волны несутся, гремя и сверкая,
Чуткие звезды глядят с высоты.
В этом волнении, в этом сиянье,
Весь, как во сне, я потерян стою —
О, как охотно бы в их обаянье Всю потопил бы я душу свою...
Стихотворение написано в январе 1865 года и принадлежит к периоду зрелой лирики Ф. И. Тютчева. Однако в нем угадываются романтические мотивы пушкинских морских пейзажей, хотя и усиливается чуткость к конкретным деталям, заметно движение от романтизма к реализму.
Многое в поэтике Тютчева на первый взгляд кажется традиционным. Не он один сопоставлял то или иное явление природы с душевным состоянием человека. Но в тютчевской поэзии подобный прием сравнения и уподобления вытекал из самых глубин мировосприятия автора и считался без преувеличения основным.
На протяжении творческой жизни поэт вел спор с представителями вульгарного материализма, относящимися к природе не как «храму, а как к мастерской», где человек — «работник». Такое ощущение было чуждым для Ф. И. Тютчева, обладавшего на редкость живым и непосредственным чувством природы. В стихотворении «Как хорошо ты, о море ночное!..» он прибегает к олицетворению*, переходящему в своего рода мифологизацию образа моря:
Как хорошо ты, о море ночное 
В этом волнении, в этом сиянье,



Весь, как во сне, я потерян стою — О, как охотно бы в их обаянье Всю потопил бы я душу свою... Представление об одушевленности пейзажа, «внешнего мира» порождает характерные для поэта выражения, формы. Первый компонент тютчевской формы — предметная изобразительность, передаваемая эпитетами, метафорами, сравнениями («лучезарно», «лунное сияние»): «В лунном сиянии, словно живое, / Ходит, и дышит, и блещет оно...» Второй компонент формы — композиция*: она помогает прояснить замысел автора, план, реализованный в произведении. Композиция стиха организована таким образом, что он весь пронизан описанием «живого» моря. Вместе с тем первая строка как бы рисует картину стоящего на морском берегу человека, ощущающего красоту ночного моря и обращающегося к стихии с выражением чувств и эмоций. Вторая строфа — иной эпизод. Лирический герой, вглядываясь в бесконечную даль, осознает, что море не только «хорошо», красиво, ласкает глаз и слух, но и бесконечно, «вольно». Оно рождает в душе человека чувство свободы, независимости. Третья строфа также «решена» по-своему. Море могуче. Оно представляет собой силу, способную покорить человека, а не наоборот: Зыбь ты великая, зыбь ты морская, Чей это праздник так празднуешь ты? Волны несутся, гремя и сверкая... И наконец, в четвертой строфе автор возвращается к лирическому герою, описывает его состояние, то воздействие, которое он испытывает, находясь возле бездонного, сияющего моря. Зоркость художника, умение подмечать те черты, по которым в воображении читателя может возникнуть и до- рисоваться сама собой задуманная картина, бесспорно, проявились в речевом строе произведения (третий компонент формы). Язык для Тютчева представляет собой аналог красок живописца {лунный, лучезарный), звуков музыканта {блеск, грохот, гром), материалов и замыслов скульптора {обаянье, сиянье, сверкать): На бесконечном, на вольном просторе Блеск и движение, грохот и гром... Особая звукопись стиха передает рокот и «набеги» волн, свежесть морского пейзажа, не бренность, а возвышенность жизни. И вечность. Ведь мир по сравнению с человеком вечен и бесконечен. За то время, что он существует, в нем достигнута гармония, поэтому на море, на его праздник «чуткие звезды глядят с высоты». Не всегда и не все гармонично в мире людей. Как нелегко в нем найти чуткость и взаимопонимание! Когда человек мудреет и начинает зримо отделять существенное от пустого, ему уже становится скучно жить в человеческом обществе, где постоянно разрушается его душевная гармония, где он вынужден отвечать, реагировать на зло, обман. Не такая жизнь у природы, по мнению лирического героя стихотворения. Поэтому человек вынужден искать себя, творить себе кумира. Стихотворение, как и, впрочем, все творчество Ф. И. Тютчева, отражает странное для человека раздвоение: уход от «бурь гражданских и тревоги», но непременное возвращение к ним. Тонкий мастер, Тютчев не стремится блистать внешними эффектами, изысканностью формы. Основным стихотворным размером, которым пользуется поэт, стал ямб*. Но при ограниченном выборе стихотворного размера автору удается ритмическое разнообразие. Чисто смысловое значение приобретает у лирика внутренняя рифма: «В этом волнении, в этом сиянье... / Чуткие звезды глядят с высоты...» В результате усиливается то успокаивающий, то отрезвляющий тон стихотворения. Очевидно, слова И. С. Тургенева о Ф. И. Тютчеве наиболее справедливы из всего, что написано о поэте: «О Тютчеве не спорят, Тютчева любят. Кто его не чувствует, тот не чувствует поэзии» (из письма И. С. Тургенева к А. А. Фету).






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Тютчев > Ф И Тютчев «Как хорошо ты о море ночное! »