Система образов трагедии «Фауст» - сочинение

Образов, которые структуртруют идейную ткань всего произведения, лишь два - это Фауст и Рафаэль; другие образы только дополняют главные и символизируют соблазны на пути Фауста к познанию абсолютной истины.

Образ Фауста является центральным в трагедии. Он отображает как противоречивость процесса познания, так и неоднозначность взглядов самого Гете. В образе доктора Фауста автор изображает человека, который стремится к осознанию глобальных проблем бытия.

Фауст - символическая фигура, которая воплощает черты всего человечества, но значительно поднимается над уровнем обычного человека. Фауст - титаническая личность, яркая и значительная индивидуальность, всегда неудовлетворенная собой и окружающим миром.

Фауст - человек чрезвычайной духовной силы. Рафаэль о нем говорит:

    И раб то раб, а служит по какому?
    И ест и пьет он что-то не по земному.
    Его мысли, больные,
    Ширяют где-то в неуверенной дали.
    То с неба бы он сорвал наилучшие звезды,
    То пил бы он всю радость земную;
    И ни земля, ни дали необозримые
    Не удовлетворят того бреда.

Образ Фауста лишен целостности: молодой Фауст - человек чувства, Фауст преклонного возраста - человек ума.

Гете писал о своем герое: «Чтобы правильно понять Фауста, надо знать его характер - характер человека нетерпеливого и недовольного земной действительностью, человека, который стремится овладеть высшим знанием, стремится наслаждаться прекрасным добром, и не может даже в незначительной мере удовлетворить свое стремление, поэтому снова и снова возвращается назад еще более несчастным».

Фауст - настоящий ученый, так как его любознательный ум стремится осознать себя в мире, постигнуть общую и абсолютную истину. Судьба Фауста трагическая, ведь ответы, которые он находит, кажутся ему неполными, а истина - частичной. Трагедия героя начинается в сфере сознания: это трагедия духа, который решился на осмысление абсолютного и понимает бесполезность своих порывов.

    Природа бесконечная!
    Где же, когда же Найду ту грудь, которой мир ты поишь,
    И небо, и землю - все питаешь?
    Неужели же ты боли в сердце не заживишься,
    Жажды пылкой в нем не успокоишь?

Фауст всегда одинокий: рядом с ним нет никого, кроме черта. Цель его постигнуть смысл бытия в целом, найти форму жизни, которая больше всего отвечала бы человеческому достоинству. Разочарование в возможностях человеческого ума заставляет его обратиться к потусторонним силам, чтобы объединить два мира, две души, которые живут в нем.

    У меня в груди две души живут,
    Между себя крайне непохожие - и вражеские.
    Одна впилась жадно в мир земной
    И роскошествует с ним в любовном томлении,
    А другая рвется в тоске огненной
    В неба родные высочества.

Итак, Бог и черт, бессмертный дух и смертное тело спорят между собой в натуре Фауста. Два мира, две души это смертная плоть и бессмертный творческий дух, которые представляют человеческую сущность. Свою первую жизнь Фауст отдал науке, второй срок, отпущенный ему, он хочет положить на саму жизнь, на протяжении которой не раз презрит коварными соблазнами Рафаэля и ни разу не будет послушным орудием в его

руках. Даже когда Фауст чем-то уступал, это была уступка второй части души, которая, собственно, и содержала мефистофельское начало.

Фауст - не идеальный герой. На протяжении жизни он допускал много ошибок, но упрямо искал смысла человеческого существования и бесстрашно шел к своей цели.

Образ Рафаэля чрезвычайно сложный. Он отнюдь не похож на черта из легенд. Рафаэль - это воплощение беспощадной критической мысли. Он хорошо знает все недостатки людей и остроумно смеется над ними, так как не признает ни одной высокой ценности в человеческой жизни.

Рафаэль - черт-циник, черт-практик, которому все известно. Он - дух-материалист, дух-аналитик, который учитывает только на то, что действительно существует.

Бог называет Рафаэля «духом возражения»; они не враждуют между собой, а составляют одно неделимое целое.

    Я же часть отчасти лишь, что первое всем была,
    Частичка той тьмы, что свет привела,
    Тот свет гордится, что хочется ему
    С вечных владений прогнать мать-тьму.
    И это ему не удастся - жаль сил,
    Оно навек приковано к телу.
    От тел течет, в телах лишь прекрасное,

Телами лишь останавливается ход, А погибнут те тела - тогда и оно вместе с телами угаснет.

Итак, они - два противоположных источника одного начала, которые различаются лишь знаком: одному из них соответствует знак плюс, второму - минус, один символизирует свет, второй - тьму.

Вместе с тем сам Рафаэль является частицей человека, составляя с ней одно целое. Рафаэль - это другая сторона бездны, которая называется человеком: та, что все подвергает сомнению.

Рафаэль - духовный двойник Фауста. Это Фауст в Фаусте, черт в человеке, по выражению Достоевского. Черт воплощает в себе плоть и дух человека, низкие помыслы Фауста и его высокий скепсис.

Они одинаково думают и говорят. Иногда их даже тяжело различить. Разговор Фауста с Рафаэлем по смыслу и характером напоминает разговор с Богом.

    И вечно жалуешься мне ты!
    Неужели же тебя удовлетворить Земля никогда не смогла бы?
    Нет, Господи.
    Не радует меня тех знаний казна,
    Что я собирал на протяжении лет...
    Я будто и рос - а хорошо присмотреться,
    То духом я ни крошки не окреп;
    Не стал я ни на волос выше,
    К бесконечному не более близкий.

Фауст и его двойник - не застывшие формы, не добро и зло, которые фехтуют на расстоянии. Они, будто жидкость, приобретают форму друг друга. Благородство уступает местом жестокости человека, и наоборот.

Рафаэль Гете максимально приближен к человеку. Он персонифицирован и имеет характерные особенности живой личности, которые не исчерпываются голым Ничто. Он играет в игры, которые сам придумывает, ждет, надеется, хитрит. Но между чертом и человеком появляется важная разница: человек никогда не будет знать всего, поэтому в нем всегда останется место для веры.

Рафаэлю известны все тайны, в этом корень его уныния и аморальности. Зная все обо всем, он смеется над честью, совестью, добром. Он - это лишь знание, без сочувствия, без любви. Абсолютное знание освобождает его от морали. Он сам себе начало и конец, ему некуда развиваться. Он бессмертный циник, и в этом его обреченность.

Давний враг человеческого рода, Рафаэль отворачивает Фауста от высокой цели, играясь, переступает через жизнь и души людей, но злодейство не является его «профессиональной» потребностью. Поступки Рафаэля - обратная сторона замыслов самого Фауста. Тем не менее, этим не исчерпывается его роль в жизни Фауста. Он раскрывает перед ним зло мира и тем оказывает содействие его развитию, ведь настоящее движение - это противоречивый процесс, который происходит через единство и борьбу противоположностей. Критическая мысль Рафаэля помогает обновлению жизни. В трагедии он никогда не равный самому себе, всегда разный, противоречивый, вместе с тем привлекательный и безобразный.

Волшебная, чистая, юная, Маргарита (Гретхен) является символом молодости и красоты. Тем не менее, она дитя своего времени, своего города, прихожанка местной церкви, воплощение филистерской среды, ее легко одурачивает поп, который присваивает сундучок с ценностями, дар Фауста. И даже обман не может покачнуть веры Маргариты, воспитанной по строгим религиозным законам. Бог для нее - недосягаемый моральный идеал: он всегда вверху, он наказывает и ласкает. Бог Маргариты, милосердный и добрый, существует для всех, кто исповедует правду и совесть.

Маргарита олицетворяет целомудрие, простоту и естественность. Она наделена тонкой проникновенностью и интуицией, которая ничуть не служит ей для самосохранения. Гретхен безошибочно ощущает в Рафаэле врага, так как он возражает все, что она ценит. Совесть не позволила ей пойти за Фаустом, который хотел освободить ее из тюрьмы. Без чистой совести для нее нет свободы. Она сходит с ума, не способна понять, почему ее искренняя любовь стала причиной гибели всей семьи.
В характере Гретхен нет ничего героического, она легко подчиняется чужой воле, руководствуется чувствами, а не умом. При всей психологической утонченности в изображении порывов ее души, Маргарита в произведении выступает обобщенным образом жертвенной любви. Вне философской стихии ее трагедия близка к аналогичным драмам в украинской литературе - «Несчастной Оксаны» Квитки-Основьяненко, «Екатерины» Шевченко.

Гете так и не смог поставить точку в трагедии. Наверное, в этом проявилась мудрость поэта, осторожность мысли, которая колеблется, неуверенная, что нашла абсолютную истину. Ведь истина не однозначная и не ограничивается областью науки, или «дела», или любовь. Она в синтезе всех начал, в человеке, в ее беспрерывных поисках и борьбе.

Фабула произведения не раскрывает полностью его смысла. За внешними событиями кроется глубокий внутренний смысл трагедии. Он постигается, в частности, через поэтический язык персонажей, который передает тончайшие оттенки их раздумий и чувств. Язык Фауста пронизан мыслью, страстью, энергией, увлечением; язык Рафаэля отражает его бездуховность, преисполнен сарказма и иронии. Глубоким лиризмом пронизан язык Гретхен, ее чувства выливаются в песне.

Проблемы, которые затронул Гете в своем «Фаусте», принадлежат к вечным проблемам человечества, так как вечно будет длиться борьба «неба» и «земли», «духа» и «нужды». Спор между дьяволом и человеком в душе самого человека является сложной нравственно-философской проблемой, которая издавна волновала людей.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Фауст > Система образов трагедии «Фауст»