Взаимодействие интимного мира человека и природы в лирике А А Фета - сочинение

1.	Любовь и природа в лирике поэта.
2.	«Пчелиный инстинкт» и соловьи Фета.
3.	«Звездный цикл» поэта.
4.	Идеал человеческого чувства».
5.	Поздняя фетовская лирика.
6.	«Дыхания» Афанасия Фета.
Основа лирики Афанасия Афанасьевича Фета — единство интимного мира, высоких чувств человека и природы:
Шепот, робкое дыханье,
Трели соловья,
Серебро и колыханье Сонного ручья,
Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений Милого лица...
Любовное свидание было окутано «полупрозрачной завесой», загадочным полумраком. В этом стихотворении скрыты «радости земли», огонь страсти. Любовь в стихах Фета показывает, символизирует красота природы. Величайшим божеством для Фета-романтика являлась весна, когда просыпаются не только природа, но и чувства. «Весенней сюите» Фет посвятил красивые строки:
Ты пронеслась, ты победила,
О тайнах шепчет божество,
Цветет недавняя могила,
И бессознательная сила Свое ликует торжество.
«Торжество весны» приносит Фету веру в то, что, «как мир, бесконечная любовь»:
Снова птицы летят издалека К берегам, расторгающим лед,
Солнце теплое ходит высоко И душистого ландыша ждет.
Снова в сердце ничем не умеришь До ланит восходящую кровь,
И душою подкупленной веришь,
Что, как мир, бесконечна любовь.
Фетовские весенние стихотворения поражают читателя стихийной силой любовного чувства. В стихотворении «Пчелы» поэт мучается от сжигающего его «весеннего огня»:
... Сердце пышет все боле и боле,
Точно уголь в груди я несу.
Нет, постой же! С тоскою моею Здесь расстанусь. Черемуха спит.
Ах, опять эти пчелы под нею!
И никак я понять не умею,
На цветах ли, в ушах ли звенит.
Музыка «сердечного огня» звенит пчелиной песнью, и сам лирик как будто превращается в пчелу:
...В каждый гвоздик душистой сирени,
Распевая, вползает пчела...
Пчела у Фета несет в себе «радость земли». Она символизирует «страстную чувственность». Однако в поэзии живет и другой вестник весны — соловей. Если пчела поет днем, то царство соловья — теплая весенняя ночь:
Какая ночь! На всем какая нега!
Благодарю, родной полночный край!
Из царства льдов, из царства вьюг и снега Как свеж и чист твой вылетает май!
Какая ночь! Все звезды до единой Тепло и кратко в душу смотрят вновь,
И в воздухе за песнью соловьиной Разносится тревога и любовь.
Ночь, звезды, бесконечность очень близки поэту, он очень часто обращается к «звездной» теме. Из стихотворений можно было бы составить целый «звездный цикл»:



На стоге сена ночью южной Лицом ко тверди я лежал, И хор светил, живой и дружный, Кругом раскинувшись, дрожал... Поэт чувствует свое родство с космосом. Он переживает необычайное состояние погружения в космические глубины: Я ль несся к бездне полуночной, Иль сонмы звезд ко мне неслись? Казалось, будто в длани мощной Над этой бездной я повис. В поздней фетовской лирике, так же, как и в ранней, «царит весны таинственная сила»: Сад весь в цвету, Вечер в огне, Так ослепительнорадостно мне! Вот я стою, Вот я иду, Словно таинственной речи я жду... А символом чувственного начала поэзии Фета становится цветок роза: И тебе, царииа Роза, Брачный гимн поет пчела. Поэт в своем любимом цветке видел совершенное творение природы. «Страстную розу» Фет сравнивает с красотой женского тела. Подобно тому, как древние греки посвящали розу совершеннейшей из женщин, богине красоты и любви Афродите: Вижу, вижу! Счастья сила Яркий свиток твой раскрыла И увлажнила росой, Необъятный, непонятный, Благовонный, благодатный Мир любви передо мной. И на склоне лет переживания поэта остаются такими же сердечными, страстными. Его все так же влечет его священная красота розы и красота женщины. Но теперь Фет изливает свою страсть с драматизмом: Моего тот безумства желал, кто смежал Этой розы завал, и блестки, и росы; Моего тот безумства желал, кто свивал Этим тяжким умом набежавшие косы. Злая старость хотя бы всю радость взяла, А душа моя так же пред самым закатом Прилетела б со стоном сюда, как пчела, Охмелеть, упиваясь таким ароматом... Вершиной поэтического творчества, основой взаимодействия интимного мира человека и природы для Афана сия Фета стало разграничение «идеала» и «будничной жизни». Это самый корень убеждений поэта. Фет писал: «...задаваться идеалами — тоже значит жить. Лишь в сфере идеала можно задышать лучшею жизнью». Эта сфера, по мнению поэта, — красота, которая «разлита по мирозданию» и к которой художник стремится, как пчела к цветку. Любовь, «которая, как связующее начало, разлита по всей природе», сокровенные моменты созвучия космической и душевной жизни, творения искусства. Всем этим и «дышал» Афанасий Фет в своей лирике: Одним толчком согнать ладью живую С наглаженных отливами песков, Одной волной подняться в жизнь иную, Учуять ветр с цветущих берегов, Тоскливый сон прервать единым звуком, Упиться вдруг неведомым, родным, Дать жизни вздох, дать сладость тайным мукам, Чужое вмиг почувствовать своим, Шепнуть о том, пред чем язык немеет, Усилить бой бестрепетных сердец...






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Фет > Взаимодействие интимного мира человека и природы в лирике А А Фета