👍Сочинение Любовная лирика М И Цветаевой Цветаева
Любовная лирика М И Цветаевой - сочинение

М. И. Цветаева принадлежит к числу самых интересных и ярких поэтов-лириков XX века. Ее часто сравнивали и сравнивают с Ахматовой, что закономерно: эти две поэтессы — наиболее значительные из представительниц «женской» русской поэзии. Цветаева благоговела перед Ахматовой — та была сдержанна в оценке своей соперницы по господству на поэтическом Олимпе. Дочь Цветаевой, Ариадна Сергеевна Эфрон, однажды тонко заметила, что «гармония» (Ахматова) не принимала «безбрежности» (Цветаева), в то время как «безбрежность» могла вместить «гармонию».
И Ахматова, и Цветаева много писали о любви. Ахматовой принадлежит заслуга создания аристократичной, «царственной» лирической героини — сдержанной в проявлении чувств, немногословной, способной к самоанализу. Цветаевская же героиня иная. Она самозабвенна, нервна, многословна, противоречива и сбивчива в своих высказываниях. Ей несвойственны созерцательность, лирическая грусть — любовные переживания захватывают ее целиком, сжигают душу: «Я любовь узнаю по срыву / Самых верных струн» («Приметы»), Любовь для нее не развлечение и даже не романтический «огнь», но, прежде всего,
Боль, знакомая, как глазам — ладонь.
Как губам —
Имя собственного ребенка.
Жертвенная и одновременно требовательная в своем чувстве («Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой»), она готова сразиться со всем миром, отвоевать любимого «у всех земель, у всех времен», у всех женщин и даже у самого Бога:
...И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —
У того, с которым Иаков стоял в ночи.
У цветаевской лирической героини (как и у героини Ахматовой) множество масок — грешницы («Откуда такая нежность?»), девушки-«колдуньи» из простонародья («Чтобы помнил не часочек, не годок...»), отвергнутой любовницы («Цыганская страсть разлуки!»), верной жены («С. Э.»), девы-воительницы («Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес...»).
В «фольклорных» стихах поэтессы звучат отголоски народных «присушек» — любовных заговоров; сквозной в ее лирике мотив «ревности» высказывается языком крестьянской девушки, прибегающей к ворожбе в надежде навсегда привязать к себе «мил-дружка», чтобы без любимой ему «не пилось», «не спалось» и «не жилось».
Многие из стихотворений Цветаевой связаны с образом охладевшего возлюбленного, с мотивом разлуки. Рассказчица с болью отмечает перемены в своем любимом:
Вчера еще — в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал, —
Жизнь выпала — копейкой ржавою!
Она сетует на жестокость «милого» («...бросил — в степь заледенелую!»), на беспощадность самой жизни:
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.
Однако из уст лирической героини не звучит обвинений, в ее сетованиях мы не найдем мстительности, сарказма, гневных интонаций оскорбленного самолюбия. Отвергнутая женщина беспомощна и слаба в своем горе: «Стою — немилая, несмелая». Она вновь и вновь повторяет вопрос, на который нет ответа: «Мой милый, что тебе я сделала?» — но в конечном счете укоряет лишь себя за угасание любви в своем друге, просит у него прощения:
—	За все, за все меня прости,
Мой милый, — что тебе я сделала!
Отчаяние и боль не лишают цветаевскую героиню чувства справедливости, способности произнести горькие слова правды в собственный адрес. В стихотворении «Волк» она говорит:
Не взвожу тебя в злодеи, —
Не твоя вина — мой грех:



Ненасытностью своею Перекармливаю всех! С темой отвергнутого чувства связан ряд мифологических женских персонажей цветаевской лирики. В поэтическом цикле «Отрок» поэтесса пишет о служанке Агари, изгнанной в пустыню Авраамом, ее господином и возлюбленным: Простоволосая Агарь — сижу, В широкоокую печаль — гляжу. «Босая, темная... в тряпье», бывшая служанка бредет по пескам, которые — она знает — никогда уже «не кончатся». В Агари Цветаева подчеркивает внутреннее оцепенение изгнанной «поденщины», ее готовность к самоуничижению («Сынок, ударь!»). В Федре, героине древнегреческой мифологии, которой посвящен одноименный поэтический цикл, представлен другой тип отвергнутой женщины. Федру сжигает страсть, она «опалена» любовью, «бредит» возлюбленным, ее ум «воспаляется». Героиня описывает свое состояние как изнурительную, смертельно опасную болезнь («Вяну... Слепну...»), она многословно и настойчиво призывает Ипполита ответить на ее чувство, «утолить» ее душу и уста. «Понесли мои кони!» — восклицает «ненасытная Федра». В лирической героине Цветаевой есть черты и Федры, и Агари — в ней сочетаются страстность и безудержность чувств первой и горькое смирение второй. Трагическому любовному разладу посвящено одно из лучших стихотворений Цветаевой — «Попытка ревности». В монологе, обращенном к бывшему возлюбленному, звучат отчаянная мольба, ревнивые упреки, саркастические вопросы: Как живется вам с другою, — Проще ведь? — Удар весла! — Линией береговою Скоро ль память отошла... Поэтесса рисует два женских образа — свой лирический автопортрет и образ победившей ее соперницы. Первая — одаренная, творческая личность. Цветаева сравнивает себя с «плавучим островом», скитающимся «по небу», с мифологической Лилит (обладавшей, по преданию, колдовским очарованием), с каррарским мрамором (самым редким и ценным). Соперница же заурядна и обыденна — «товар рыночный», оттого так беспощадна и насмешлива лирическая героиня: Как живется вам с чужою, Здешнею? Ребром — люба? Стыд Зевесовой вожжою Не охлестывает лба? Цветаевский герой предпочел поэзии и «волшбам» пошлость и мещанский покой — «без божеств», «без шестых чувств». Свергнув возлюбленную «с престола» и избрав союз с «простою женщиною», он оказался «в провале без глубин». Любовь, которая была дана ему как высокий и редкий дар, стала для него бременем, оказалась слишком сложной, утомительной, неспокойной: «Судорог да перебоев — Хватит! Дом себе найму». Однако, знает Цветаева, двое людей, познавших подлинную любовь, никогда не будут спокойны и счастливы с другими. Поэтому в заключительных строках «Попытки ревности» звучат понимание и сочувствие: Как живется, милый? Тяжче ли, Так же ли, как мне с другим? В своей любовной лирике Цветаева поднимает женщину на небывалую высоту, наделяя ее духовным богатством, способностью к спасительному, всесильному, неугасающему чувству. Переживания такого накала — удел немногих, но, запечатленные в поэтических текстах, они для всякого читателя способны стать «противоядием» против душевной лени, пошлости и конформизма.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Цветаева > Любовная лирика М И Цветаевой