Писательская известность Чехова - сочинение

В раннем творчестве у Чехова заметно заострение, порою даже доведенное до абсурда, осмеиваемых явлений повседневной действительности, умение найти в бытовых подробностях, «мелочах жизни» признаки всеобщего неблагополучия. Поэтика юмористических рассказов Чехова строилась на остроумном сюжете, неожиданности развязки, выразительном диалоге, позволяющем воспринимать ряд его произведений как драматические «сценки». Чехов широко использовал яркие детали, знаменательные фамилии, профессиональную лексику, необходимую для создания комических эффектов, элементы пародии. Писательская известность Чехова быстро росла. К середине 80-х годов он был уже автором таких замечательных рассказов, как «Злоумышленник» (1885), «Егерь» (1885), «На пути» (1886), «Кошмар» (1886), и др. Произведений молодого писателя встретили сочувственный отклик у литераторов старшего поколения: А. Н, Плещеева, Я. П.

Полонского, Н. С. Лескова, Д. С. Григоровича, который в 1886 г. написал Чехову большое письмо, призывая его беречь свой талант и более взыскательно относиться к своей работе.

В 1886 г. вышел чеховский сборник «Пестрые рассказы», который подводил итог первому периоду творчества писателя. Чехов писал Григоровичу: «Книжка моя мне очень не нравится. Это винегрет, беспорядочный сброд студенческих работишек, ощипанных цензурой и редакторами юмористических изданий...» Можно заметить, конечно, что Чехов излишне сурово отнесся к своей литературной деятельности. Однако недовольство писателя знаменовало его возросшую требовательность к себе, его переход к новому этапу творческого развития.

Во второй половине 80-х годов в письмах Чехова увеличивается число своеобразных творческих деклараций, с помощью которых он стремится обосновать свое понимание задач литературы, определить свое место в литературном процессе. Назначение литературы, по его глубокому убеждению,— «правда безусловная и честная» (из письма к М. В. Киселевой 14 января 1887 г.). Чехову, стоявшему на общедемократических позициях, трудно было сформулировать в сложных условиях 80-х годов определенную положительную программу. Он отстаивал свою независимость от любых политических и литературных группировок, а спою цель видел в том, чтобы, но его словам, «убить сразу двух зайцев: правдиво нарисовать жизнь и кстати показать, насколько эта жизнь уклоняется от нормы» (из письма А. Н.

Плещееву ! ) апреля 1889 г.). В художественном творчестве Чехова второго периода более последовательным становится критическое отношение ко'всем силам, угнетающим и подавляющим человеческую личность, раскрывается скрытый трагизм привычной, обыденной жизни, углубляется психологический анализ, шире проявляется «подтекст». С другой стороны, рост протестующих настроений по контрасту вызывает в творчестве Чехова усиление поэтического, лирического начала.

Писатель обращается к изображению людей, противостоящих миру, в котором господствуют ложь, бездуховность, хамелеонство («Анюта», 1886; «Тоска», 1886). В наибольшей степени свободны от тлетворного влияния среды дети; и не случайно детская тема занимает одно из видных мест в произведениях писателя второй половины 80-х годов.

Для Чехова непредубежденное, естественное детское сознание было одним из способов критики человеческой несправедливости, искаженных общественных отношений («Кухарка женится», 1885; «Ванька», 1886; «Детвора», 1886; «Житейская мелочь», 1886). Свидетельством идейного и художественного роста Чехова становятся его рассказы о народе («Горе», 1885; «Мечты», 1886, и др.). Мысли о неразумно прожитой жизни, о счастье, изображение природы как единственной силы, которая может способствовать «распрямлению» человека, помочь его духовному обогащению, свидетельствовали о стремлении писателя глубже проникнуть в тайны народной жизни.

Эти две тенденции, проявившиеся в «детских» рассказах Чехова и рассказах о народе, объединились в первом его большом прозаическом произведении — повести «Степь» (1888). Повествование строится прежде всего на воспроизведении мыслей и чувств мальчика Егорушки, которого везут по степи в далекую гимназию и который внимательно всматривается в своих спутников, стараясь разобраться в массе новых и неожиданных впечатлений. Центральный мотив, определяющий всю структуру чехов-, ского произведения,— мотив дороги, связывающий воедино разнообразные сцены, лица и эпизоды. Наблюдая своих спутников — страстного любителя пения Еме-льяиа, потерявшего голос, одинокого и больного Пантелея, тоскующего озорника Дымова, мальчик приходит к выводу, что всем им живется «скучно и неудобно». Чехов нисколько не идеализирует мужиков, которые сопровождают обоз, не скрывает их грубости и темноты. Но почти в каждом из них писатель умеет подметить черты одаренности и даже талантливости.

В повести Чехов не ограничивается воспроизведением лишь детского сознания. В ней отчетливо звучит и авторский голос, передающий более высокий уровень сознания. Поиски поэтических средств выражения идеала привели Чехова к сложному сочетанию реальной и романтически-обобщенной манеры повествования. Так возникает поэтический образ южной степи, в описании которой явственно ощущаются гоголевские нотки. Степь томится и тоскует в тщетном ожидании богатыря, который сможет побороть враждебную ей «невидимую и гнетущую силу», и певца, который должен прославить ее красоту и богатство: «Ив торжестве красоты, в излишке счастья чувствуешь напряжение и тоску, как будто степь сознает, что она одинока, что богатство ее и вдохновение гибнут даром для мира, никем не воспетые и никому не нужные, и сквозь радостный гул слышишь ее тоскливый, безнадежный призыв: «певца! певца!

» Пейзаж становится символическим выражением «прекрасной суровой родины». Тоска и одиночество, выделенные при описании степи, представляют поэтическую параллель мысли Чехова о драме народной жизни, о неисполнимой и поэтому трагической жажде счастья. Чеховские пейзажи в повести и символичны и реальны в одно и то же время. Их оригинальность и смелость были связаны с тем мастерством, которое проявил писатель, передавая действительность через призму детского восприятия. Возникает новый взгляд на мир, позволяющий увидеть и услышать начинающуюся грозу, например, с новой, неожиданной стороны: «Где-то очень далеко кто-то прошелся по железной крыше. Вероятно, по крыше шли босиком»; «Кто-то чиркнул по небу спичкой» и т.

д. «Степь» была высоко оценена выдающимися современниками Чехова — Салтыковым-Щедриным, Плещеевым, Гаршиным и др. Стало ясно, что в литературу пришел новый крупный писатель со своими темами, героями, своим голосом. Сам Чехов все более и более ответственно относился к своему таланту. Постепенно уменьшается, а вскоре и вовсе сходит на нет его участие в юмористических журналах. В творчестве писателя происходит жанровая эволюция — от рассказа-сценки к большим повествовательным формам.







Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Чехов > Писательская известность Чехова