Каждому времени года — свой стол (По страницам романа И С Шмелева «Лето Господне») - сочинение

1.	«России светлый лик» писателя Шмелева.
2.	«Лето Господне» — художественный трактат «О вкусной и здоровой пище».
3.	Лето Господне всегда благодатно.
«В прошлом у всех у нас, в России, было много живого и подлинно светлого, что, быть может, навсегда утрачено», — писал Иван Сергеевич Шмелев журналисту и политическому деятелю Петру Бернгардовичу Струве. Именно желанием удержать, вызвать из небытия, воскресить в слове ту, навсегда исчезнувшую, но живую в памяти и сердце Россию, страну своего детства и юности, ее светлый лик, был движим писатель, работая над романом «Лето Господне». «Вот пишу “Лето Господне благоприятно”. Праздники и как они в быту отражались, и ритм их — и во всем глубокий смысл: духовный, божественный, и космический, и душевность народная», — так сам Шмелев определил идею произведения.
Мир «Лета Господня» — небесный и одновременно земной, материальный, плотно насыщенный цветовыми, звуковыми, «обонятельными», «осязательными» образами. Мир, который воспринимается сразу, единым глотком, вздохом и взглядом. Зримость, осязательность, «материальность» изображенного — отличительная черта стиля Шмелева.
Иван Алексеевич Бунин, художественное слово которого было подчинено иным, чем у Шмелева, законам, не мог простить писателю «патоку» «потонувшей в бликах и пирогах России». Действительно, в «Лете Господнем» все пропитано бытом: гудит великий торг Постного рынка, на масленице — щедрые блины, рождественские и пасхальные столы ломятся от яств. Подробнейшим образом описывается как, когда и что ели и пили. В этом плане «Лето Господне» очень напоминает трактат «О вкусной и здоровой пище». У Шмелева каждому времени года — свой стол.
Многочисленные трапезы это не просто вкушение пищи. Они подобны некоему священному ритуалу, совершающемуся по определенным правилам. Каждому празднику соответствует свое угощение, в котором заключен глубокий смысл. Крашеные пасхальные яйца — символ пролитой Христовой крови, а значит, вечной жизни. От Праздника Преображения Господня веет свежим яблочным духом. На Вознесенье пекли лесенки из теста — «Христовы лесенки». «В Сочельник, под Рождество, кутью варили, из пшеницы, с медом; взвар — из чернослива, груши, шепталы. Ставили под образа, на сено. Будто Дар Христу. В Крещенский сочельник прабабушка Устинья маково молочко к сыто вой кутье давала».



Незабвенным, священным запахом пахнет Великий Пост. «В передней стоят миски с желтыми солеными огурцами, с воткнутыми в чих зонтичками укропа, и с рубленой капустой кислой, густо посыпанной анисом, — такая прелесть... Я даю себе слово не скоромиться во весь Пост. Зачем скоромное, которое губит душу, если и без того все вкусно? Будут варить компот, делать картофельные котлеты с черносливом и шепталой, горох, маковый хлеб с красивыми завитушками из сахарного мака, розовые баранки... Мороженая клюква с сахаром, заливные орехи, засахаренный миндаль, горох моченый, бублики и сайки, изюм кувшинный, пастила рябиновая, постный сахар — лимонный, малиновый, с апельсинчиками внутри, халва... А жареная гречневая каша с луком, запить кваском! А постные пирожки с груздями, а гречневые блины с луком по субботам... а кутья с мармеладом в первую субботу, какое-то «коли-во»! А миндальное молоко с белым киселем, а киселец клюквенный с ванилью, а... великая кулебяка на Благовещение, с вязигой, с осетринкой! А калья, необыкновенная калья, с кусочками голубой икры, с маринованными огурчиками... А моченые яблоки то воскресеньям, а талая, сладкая-сладкая “рязань”, а “грешники”, с конопляным маслом, с хрустящей корочкой, с теплою пустотой внутри! Неужели и там, куда все уходят из этой жизни, будет такое постное!» «На постное отделение стола — покоем, “П”, раздвинули столы официанты — подавали восемь отменных перемен: бульон на живом ерше, со стерляжьими расстегаями, стерлядь паровую — “владычную”, крокеточки рыбные с икрой зернистой, уху налимью, три кулебяки “на четыре угла”, — и со свежими белыми грибами, и с вязигой в икре судачьей, — и из лососи “тельное”, и волован-огратэн, с рисовым соусом и с икорным влеком, и заливное из осетрины, и воздушные котлетки из белужины высшего отбора, с подливкой из грибков с каперсами — оливками под лимончиком; и паровые сиги с гарниром из рачьих шеек; и ореховый торт, и миндальный крем, облитый духовитым ромом, и ананасный ма-се-дуван какой-то, в вишнях и золотистых персиках». И. А. Бунин упрекал Шмелева в том, что его Россия «потонула в блинах и пирогах». Напрасно упрекал. Наслаждение от шмелевских трапез чисто эстетическое. Тем более что от большинства тогдашних блюд остались только названия. Ну кто сегодня может сказать, что такое «коливо», «ка- лья», «грешник», «ма-се-дуван»? Ответ можно найти только в «Толковом словаре» Владимира Даля. Оказывается, «коливо» — это пшеница в кутье; «калья» — похлебка на огуречном рассоле, с огурцами, со свеклой и с мясом, а в Пост — с рыбой и икрой; «грешник» — пирожок из гречневой муки; «ма- се-дуван» (от французского «маседуан») — кушанье, составленное из всех видов фруктов или овощей. Большинство из описываемых Шмелевым кушаний утратили свое назначение, когда не стало того мира, где они жили. Превратились в имена, вещи-слова. Что же касается «избыточности» описываемых в романе яств, то в этом отразился вековой народный идеал об изобильной и счастливой жизни, начиная с золотого сказочного царства, где в кисельных берегах текут молочные реки, и кончая «коммунизмом», где «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям». Лето в природе — это пора расцвета, полноты и буйства жизненных сил, непреходящая радость бытия. Лето Господне всегда благодатно. Столы, ломящиеся в праздник от изобилия еды, — символ счастья и благополучия. Богатый сим и поныне весьма существенный «атрибут» любого русского празднества.


Похожие сочинения


Особенности языка романа И.С. Шмелева «Лето Господне
Речевой портрет в романе И.С. Шмелева "Лето Господне"
Детский православный мир на страницах произведений И. С. Шмелёва «Лето Господне» и К. Д. Бальмонта «




Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Шмелев > Каждому времени года — свой стол (По страницам романа И С Шмелева «Лето Господне»)