ДУХОВНЫЙ ПОИСК ГЕРОЕВ В М ШУКШИНА - сочинение

Герои Шукшина на первый взгляд простые люди, и поставлены они ни в какие-то необычные ситуации, а действуют, живут, думают в обыденной жизни. Как и каждый из нас, они сталкиваются с добром и со злом, милосердием и равнодушием, красотой и пошлостью. Хорошо, когда рядом гуманные и добрые люди. А если нет? Если тебя окружает людское непонимание и равнодушие? Легко озлобиться и стать таким же равнодушным, труднее устоять и сохранить свои нравственные и духовные идеалы. То же происходит и в рассказах Шукшина. Жизнь развивается по своим законам, и в ходе этого развития нередко создаются такие условия, на которые шукшинские герои «не рассчитаны». И тогда оказывается, что лишь немногие из них способны не растеряться в этих новых условиях, что для большинства столкновение с суровыми явлениями действительности кончается если не гибелью, то, во всяком случае, изрядными синяками и шишками.
От шофера Ивана Петина ушла жена. Ушла, оставив на столе записку: «Иван, извини, но больше с таким пеньком я жить не могу. Не ищи меня. Людмила». Иван — типично шукшинский герой. Он человек безбрежного нравственного здоровья, доверчивый и наивно-простодушный. Такой же, как Павел Попов из рассказа «Страдания молодого Ваганова», как Серега Безменов («Беспалый»). Непоколебимо убежденный, а точнее сказать, просто родившийся с уверенностью, что главное в жизни — труд и человеческая порядочность, он искренне не понимает своей вины перед женой и по- настоящему потрясен тем, что люди, оказывается, могут поступить с ним так несправедливо. «...Никогда не мог он помыслить, что мужика надо судить по этим качествам — всегда ли он весел и умеет ли складно говорить». И вот в «Раскасе», который он пишет в районную газету, он потрясенно спрашивает: «Как же так можно?» Но происшедшее с героем несчастье стало началом серьезного, а не полусонного осознания жизни и себя как личности. Иван Петин и Павел Попов — люди традиционного склада, и нормальное их существование возможно лишь при условии, если жизнь, их окружающая, строится на тех же самых принципах, по которым живут и они. Стоит же им выйти за околицу этой жизни, как они сразу становятся беззащитными. Шукшин любит своих героев, относится к ним с теплым и печальным сочувствием, и даже сама беззащитность дорога ему как признак высокого душевного благородства и нравственной развитости. И уже поэтому он не хочет мириться с мыслью об их обреченности. Ведь не может же так быть, чтобы новая жизнь, строящаяся на высоких нравственных принципах, ставила этих людей в заведомо гибельные условия. Шукшин видит, что новая жизнь идет навстречу этим людям. Но и сами герои должны найти пути к ней. Таковы Пашка Холманский и Гринька Малюгин. Таков Петр Ивлев из повести «Там, вдали».
Мне кажется, Пашка Холманский не только говорит сам за себя, но и, пожалуй, позволяет понять, почему многие другие герои Шукшина часто оказываются беспомощными, беззащитными. Пашка так же добр, как и они, так же душевно-деликатен и наивно-доверчив. Но, в отличие от них, он необычайно, прямо-таки неукротимо активен, и это рождает в нем такую жизненную волю, такой жизненный напор, что он всегда и во всем имеет возможность оставаться самим собой. Его человеческая талантливость проявляется с той дерзкой убежденностью, с какой он вмешивается в жизнь. Эта убежденность рождает в нем огромную внутреннюю свободу, фантазию, размах и артистизм. Поэтому, даже совершая как будто явные глупости, он все равно творит добро. Таким людям обычно удается в жизни все. За внешним эксцентризмом его поступков, за импульсивностью и нарочитой городской развязностью его манер — за всем этим скрывается необыкновенно чуткая и нежная душа, наивная и потому особенно трогательная убежденность в своем призвании творить добро.
Деревенская жизнь не обособлена, не замкнута в себе. Она достаточно самобытна, чтобы порождать свои собственные конфликты, не зависящие от ее взаимоотношений с городом, и в то же время достаточно органично связана с общенародной жизнью, чтобы конфликты эти имели только «местный» характер. Такой
10	82 лучших сочинения по рус. лнт.
срез деревенской действительности и дает Шукшин в своих рассказах. Многие из его героев подвергаются испытанию на прочность на «чужой территории». Город, городская жизнь предлагает им задачи, с которыми они не сталкивались у себя в деревне. И они решают или не решают их, в зависимости от того, есть ли силы обнаружить нравственную крепость в себе. Однако и деревенская действительность для человека отнюдь не только «родные стены», которые всегда помогают. Нравственная основа, нравственная крепость здесь так же нужны, как и за околицей, потому что и испытаний в деревне на долю человека выпадает, по крайней мере, столько же.



Шукшина в первую очередь интересует процесс духовного развития личности. Может, поэтому писатель возвращается в своих рассказах в деревню. Именно здесь жизненные начала человека существуют в нетронутом виде. А потом писатель шаг за шагом прослеживает все изменения человека на пути развития. Причем Шукшин подмечает каждую деталь, каждый сдвиг нравственного и духовного изменения человека. Примером этого может служить повесть «Там, вдали». Мне кажется, что самые общие черты характера Петра Ивлева, главного героя повести, нам уже немного знакомы. Петр Ивлев похож и на Сергея («Внутреннее содержание»), и на Леньку («Ленька»), и на Кольку Паратова («Жена мужа в Париж провожала»). В чем же это сходство? Скорее всего в том, что составляет одну из основных черт многих героев Шукшина, — в непреодолимой, но еще не осознанной тяге к красоте, к какому-то особому, смутно предчувствуемому героем миру сильных и ярких ощущений. Многим из шукшинских героев эта тяга стоит дорого. Наделенные пылким, часто неуправляемым воображением, они сразу же хотят многого. У них слишком велик разрыв между их радужными мечтами и жизнью. И потому, не угадав в этой жизни путей, реально ведущих в мир их мечты, они либо становятся жертвами собственных безрассудств, как, например, Спирька Расторгуев («Су- раз») или Ольга Фонякина («Там, вдали»), либо замыкаются в созерцании своих фантастических видений, как Митька Ермаков. Петр Ивлев тоже человек чувства, и воображение его также способно увлечь на путь мечтаний о чем-то таком, что противостояло бы будничному. Эти «томления духа», эти воспоминания о будущим тревожили Петра еще в ранней юности. «Перед сном сидел иногда, привалившись к теплой, соломенной стене, слушая поздних перепелов, шорох мышей в соломе, глуховатый поскок спутанных коней. О чем думалось? Неясно как-то. Смутно. Хотелось попасть в какой-то большой светлый город — не в тот, куда он ездил за горючим, а в большой, красивый, который далеко... И чтобы сам он, нарядный, веселый, шел рядом с городской девушкой и рассказывал ей что-нибудь, а она бы смеялась. И была бы она образованная... Чтобы руки у нее были мягкие и чтоб не ругала она судьбу. Где он такую видел?» Но рано или поздно герой возвращается на землю. Вспомним эпизод, когда Петр однажды вечером пришел к озеру и стал смотреть на старую церквушку, на ее отражение в воде: «...и — церковь, что ли, навеяла такую мысль — подумалось о Боге, но странным образом: что женщина лучше Бога. Тот где-то далеко, а эти рядом ходят, и есть ведь среди них такая, с которой легко станет...» Человеку со столь своенравным воображением в жизни трудно. Всевозможные опасности подстерегают его на каждом шагу. И судьба многих героев Шукшина многократно это подтверждает. Однако же Петр Ивлев, как и Пашка Холманский, не отступается. То, что для других героев часто бывает непосильным грузом, что над ними властвует безраздельно, для Петра оказывается обозначением той цели, которую он хочет достигнуть. У него тоже есть разрыв между мечтой и реальностью, но преодолевает он этот разрыв не в воображении, как, например, Митька Ермаков, а на самом деле. Ведь Петр не мыслит своего существования без труда, у него высокое чувство долга и необыкновенное жизненное упорство. Это и есть те начала, которые составляют нравственные традиции народной жизни. Вот потому-то разрыв между мечтой и реальностью не только не парализует волю Петра, не уводит его в мир грез, но и активизирует его жизненные начала. Поэтому жестокие уроки, которые преподносит ему жизнь, не только закаливают его, но и помогают его духовному созреванию. В заключительных сценах повести перед нами уже не просто человек выстоявший и несломленный. Это еще и человек, который пришел к новому нравственному итогу, человек настолько сильный духовно, что способен даже пожалеть людей, что причинили ему горе, — пожалеть именно за эту их способность причинять горе другим. Герои Шукшина находятся в вечном духовном поиске, в вечном самосовершенствовании. А это именно то, что позволяет человеку быть не просто человеком, а Человеком с большой буквы.






Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Шукшин > ДУХОВНЫЙ ПОИСК ГЕРОЕВ В М ШУКШИНА